Линейные корабли типа "King George V"...

Модератор: Doctor Web

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4593
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 769
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 378 раз
Поблагодарили: 1103 раза
Пол: Мужской - Мужской
Контактная информация:
Ukraine

#31 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 12 июл 2017, 17:43

Линкоры в ловушке.


Наступил рассвет. К жестокому разочарованию англичан, они поняли, что продолжают находиться под наблюдением. Между 6.30 и 7.00 с английских кораблей заметили одиночный японский самолет. (Японцы факт обнаружения со своей стороны не подтверждают.) Вскоре и с "Принс оф Уэльса" стартовал гидросамолет, который должен был в течение двух часов нести противолодочное патрулирование.
Сразу после рассвета в 5.15 англичане заметили на горизонте то, что показалось им "крейсером и тремя эсминцами". Филипс немедленно повернул на "врага", но буквально в течение нескольких минут стало ясно, что это не боевые корабли, а большой буксир или пароход, ведущий три баржи. Для британского адмирала это стало "важным подтверждением" того, что высадка в разгаре. Поскольку столь незначительным "конвоем" (реально это вообще были каботажные суда) можно было бы заняться позже , единственным верным, с его точки, зрения решением становилась атака Куантана, где и предполагалось найти основные силы десанта. Курс менят ь командующий не стал. "Принс оф Уэльс" выпустил для разведки один из своих "Уолрусов". Тот ничего не обнаружил и улетел на юг, к Сингапуру, где ухитрился сесть на минное поле!
Между тем примерно в 8.00 Соединение "Z" подошло к Куантану и адмирал Филипс отправил вперед эсминец "Экспресс" осмотреть берег. После небольшой задержки эсминец сообщил, сигналом: "Все спoкойно". Высадки японцев не было и в помине.
В 8.45 "Экспресс" вернулся, и Соединение "Z" пошло вдоль берега на юг - никого. Тогда около 9.35 адмирал пoвернул на северо-восток на курс 080, чтобы осмотреть обнаруженный тремя часами ранее и проигнорированный "конвой". Для экономии топлива на эсминцах скорость вновь сбросили до 20 узлов. В общем, одно странное решение следовало за другим. Явный дисбаланс в составе отряда при отсутствии хорошей связи с гидросамолётами-разведчиками привёл к тому, что на досмотр барж ринулись линкоры! И, как оказалось, именно это решение оказалось роковым: если бы многострадальное Соединение "Z" продолжало бы двигатьcя вдоль берега курсом на острова Анамба, шансы на то, что японские самолёты "промахнулись бы", были весьма высокими. Пока же с "Рипалса" стартовал гидросамолет, сменивший машину "Принс оф Уэльса". Филипс чувствовал себя несколько неуютно, оставаясь в зоне действия средних бомбардировщиков, но уже не столь напряжённо. Ведь до Сингапура по прямой было всего около 140 миль. Однако противник находился еще ближе, уже на подлёте.
Хотя боевой дух экипажей, поздно вечером вернувшихся из полета и всю ночь готовившихся к новому вылету, был высок, ожидались большие потери. Командование предполагало, что после атаки не вернется на базы около трети всех самолетов. Японцы очень высоко оценивали новые британские линкоры как в отношении мощи зенитной артиллерии, так и в отношении боевой устойчивости - "Принс оф Уэльс" считался "непотопляемым линкором".
Первоначально Мацунага распределил свои силы таким образом, что 17 самолётов предназначались для разведки (как отмечалось, они несли только по паре маленьких 60-кг бомб), столько же - для бомбардировки с горизонтального полёта с большой высоты, а основной массе, 60 "Нэлл" и "Бэтти", предстояло атаковать торпедами. Однако в последний момент он передумал и выделил для бомбометания большее число самолётов. Из 10 тютаев (японский аналог эскадрильи, по штату - 9 самолётов, однако некоторые тютаи имели к тому моменту по 8 исправных машин ) 6 несли торпеды, а 4 - бомбы. Всего с аэродромов возле Сайгона стартовало 94 самолёта, включая 9 разведчиков.
Правда, первая атака оказалась для них обескураживающей. 3-я эскадрилья группы "Гэндзан" в 11.14 заметила южнее о-вов Анамбас одинокий корабль, принятый за линкор. Самолеты, вооруженные 500-кг бомбами, по сообщениям англичан, совершили три захода на энергично уклоняющуюся цель, потратив на это 20 минут, а сбросив бомбы, убедились, что атакуют небольшой корабль. Это был отделенный вечером 9 декабря эсминец "Тенедос", ранее, около 10.15 уже безуспешно атакованный самолётом-разведчиком, и на этот раз благополучно избегший попаданий и сообщивший об атаке Филипсу и в Сингапур. Это стало более чем неприятной новостью: если японцы смогли "дотянуться" авиацией до находившегося южнее эсминца, то и большие корабли, несомненно, находились в зоне их действия.
К счастью для японцев и к несчастью для англичан, остальные две эскадрильи группы "Гэндзан", вооруженные торпедами, не отвлеклись на эсминец и продолжили полет к югу.
Они уже израсходовали почти половину горючего и почти отчаялись найти английские корабли, когда один из разведчиков той же группы "Гэндзан", вылетевших ранним утром, в 10.15 обнаружил Соединение "Z" у Куантана, причем как раз в тот момент, когда оно изменило курс, и совершенно точно определил его состав, включая тип больших кораблей. На удивление быстро ему удалось связаться с Сайгоном, но что еще важнее, донесение было принято непосредственно самолетами групп "Гэндзан" и "Михоро", уже пролетевшими южнее англичан. Они повернули назад и атаковали первыми.

Первая атака.


Оповещенный радиограммой с "Тенедоса", Филипс в 10.15 объявил первый уровень готовности для зенитной артиллерии. Корабли легли на курс 95° и развили скорость 20 узлов. Головным шел "Принс оф Уэльс", за ним уступом на расстоянии 6-8 кабельтовых - "Рипалс". Эсминцы были построены противолодочным ордером - по одному впереди и по бокам от линкоров. Командир "Рипалса" Теннант связался с Филипсом и сообщил, что предпочел бы в момент атаки поддерживать скорость около 25 узлов, поскольку при максимальном ходе злосчастная вибрация корпуса линейного крейсера снижала эффективность его 102-мм зениток. Командующий принял это предложение.
Первые ударные самолеты заметили Соединение "Z" в 11 часов. Японцы планировали координированную атаку силами всех эскадрилий, но это оказалось невозможным, поскольку вылет производился по схеме "ищи и атакуй", и атаки тютаев разных авиагрупп происходили последовательно и независимо друг от друга.
Англичане тоже обнаружили своего нового противника достаточно рано, за 15 минут до подлёта: новые радиолокаторы сыграли свою роль. "Принс оф Уэльс" и "Рипалс" повернули "все вдруг" вправо и открыли огонь, как только самолеты оказались на дистанции стрельбы. В 11.15 8 бомбардировщиков из состава 5-й эскадрильи группы "Михоро" под командованием капитан-лейтенанта Ё. Сираи подошли в плотном строю фронта звеньев троек (без одного самолёта) и одновременно сбросили по две 250-кг бомбы (всего 14 штук) с высоты 3 000 м на "Рипалс". Им пришлось испытать мощь зенитного огня 133-мм орудий "Принс оф Уэльс" (102-миллиметровки линейного крейсера вступили позже и в очень ограниченном числе из-за соответствующего угла на цель). 5 самолетов получили повреждения, из них 2 оказались неспособны к дальнейшим действиям (один даже не смог сбросить бомбы) и после атаки вернулись на аэродром.
Филипс немедленно, ещё до окончания первого манёвра, приказал повернуть "все вдруг" в противоположную сторону, но большие длинные корабли оказались недостаточно поворотливыми. Сираи выбрал в качестве цели более крупный с виду "Рипалс". Самолеты этой эскадрильи были вооружены двумя 250-кг бомбами - единственная эскадрилья с такой нагрузкой. Они зашли с носа под углом примерно 50° и сбросили по одной штуке, и одна из бомб попала в ангар левого борта "Рипалса" - без особых последствий для боеспособности линейного крейсера
Англичане были потрясены точностью бомбометания. Все бомбы легли в одну линию, а интервал между разрывами не превышал ширины корпуса "Рипалса" - у того просто не было шансов уклониться. Находившийся на борту "Принс оф Уэльса" наблюдатель так описал первую атаку: "Мы увидели приближающиеся девять самолетов, которые летели очень высоко. Они прошли мимо "Принс оф Уэльса" и сбросили бомбы на "Рипалс". Я находился в своей башне - левой 133-мм. Мы открыли огонь практически одновременно с "Рипалсом". А потом начали рваться бомбы. Это было самое впечатляющее зрелище из тех, что мы видели. На какое-то время "Рипалс" полностью пропал среди множества водяных столбов, поднятых разрывами бомб. Они слились вместе, на несколько секунд превратившись в огромную водяную стену. Это было фантастическое, почти невероятное зрелище. Потом вдруг раздались радостные крики - из этого хаоса выскочил "погибший" "Рипалс". Черный дым валил из пробоины в палубе, но в остальном корабль казался совершенно целым. Яркая оранжевая вспышка, мелькнувшая вдоль борта, показала, что он дал по врагу еще один залп".
Интересно, что на "Принсе", по высоте всплесков сочли падавшие 250-кг бомбы вдвое более тяжелыми, 1 000-фунтовыми. Так или иначе, но первый раунд прошёл почти в соответствии с ожиданиями. Небольшой свободно маневрирующий эсминец без больших проблем избежал попаданий, в крупные корабли попала одна бомба. Неприятной новостью стало то, что японцы совершенно игнорировали сильный зенитный огонь 133-мм орудий с самой совершенной системой управления огнём: ни один самолёт не был сбит, строй не удалось рассеять и заставить отказаться от атаки. Тем не менее, это было "ничьей", пусть и с некоторой натяжкой, в пользу англичан.
ИзображениеИзображение - "Принс оф Уэльс" и "Рипалс" под бомбами японцев. На втором снимке - пожар на "Рипалсе" после попадания в ангар левого борта.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4593
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 769
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 378 раз
Поблагодарили: 1103 раза
Пол: Мужской - Мужской
Контактная информация:
Ukraine

#32 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 16 июл 2017, 21:20

Вторая атака.


Однако всё это было лишь прелюдией к главной угрозе. Вторую атаку на большие корабли, примерно через 20 минут, около 11.45 произвели сразу две торпедоносные эскадрильи из состава группы "Гэндзан", 1-я и 2-я. Японцы предварительно попытались совершить широкий манёвр, чтобы зайти на цель с двух направлений сразу. Благо, на одном из самолётов эскадрильи капитан-лейтенанта К. Исихара находился старший лётный офицер авиагруппы "Гэндзан", руководившей её действиями, капитан-лейтенант Н. Наканиси. Англичанам оставалось только наблюдать и открывать огонь, как только противник войдёт в зону стрельбы 133-мм артиллерии. По сообщениям очевидцев, адмирал Филипс в тот момент оставался невозмутимым - на замечание минного офицера "Принс оф Уэльс" лейтенант-командера Р. Хэрланда, наблюдавшего за всё более снижающимися самолетами, что японцы собираются произвести торпедную атаку, он ответил: "Нет, нет. У них здесь не может быть торпедоносцев".
Адмирал глубоко ошибался. Самолеты последовательно, группами по 2-3, подходили к целям (атаке подверглись оба больших корабля) и сбрасывали свои торпеды. Небольшая задержка 2-й эскадрильи, командир которой, лейтенант Такай, не был уверен относительно того, кого он атакует - противника или свои линейные крейсера типа "Конго", сорвала захват в "клещи". В результате 1-я эскадрилья (кроме одного самолета) выпустила торпеды в "Принс оф Уэльс", 2-я и один из самолетов 1-й - в "Рипалс".
В этом случае ничто не мешало зенитной артиллерии вести огонь по приближающимся почти под прямым углом самолётам. К восьми 133-миллиметровкам постепенно присоединились сначала одинокий "Бофорс" на квартердеке, затем два 8-ствольных "пом-пома" и, наконец, 20-мм "эрликоны" и даже пулемёты.
Не без проблем: средняя артиллерия после 12 залпов, выполненных с применением СУАО, перешла на индивидуальное прицеливание, "охотясь" за теми воздушными целями, которые казались наиболее близкими и опасными. А "пом-помы" постигла традиционная болезнь: заедание патронной ленты. На одной из 40-мм установок произошло 12 таких заеданий, на другой - 8. Очень некстати: японские самолёты представляли собой идеальную цель для многостволок. Однако они выглядели заговорёнными: ни один "Нелл" не был сбит и даже не отказался от атаки. По японским данным, торпедоносцы сбрасывали торпеды на скорости около 280 км/час с высоты 30-35 м на дистанции от 1 500 до 600 м от цели, с установкой "рыбок" на глубину 6 м и скорость 30 узлов. Японцы оказались настолько тщательными и "заботливыми", что в ходе разворачивания запросили Сайгон относительно глубины моря в данном районе, чтобы правильно выставить свои торпеды - при слишком малой глубине и несоответствующей высоте сбрасывания или скорости они могли бы врезаться в грунт. Такой дотошностью оказался удивлён даже штабной офицер в Сайгоне, с удовольствием сообщивший, что глубина в этом месте достаточно велика.
Англичанам, не привычным к такому способу атаки торпедоносцев, даже показалось, что это скорее атака бомбами с малой высоты. Сами они, как и итальянцы, снижались для сброса торпед как можно ниже к воде, что позволяло препятствовать атаке и прицеливанию при помощи завесы из всплесков залпов средней и даже главной артиллерии. С японцами же этот прием оказался бесполезным.
В ходе атак японские самолеты один за другим сбрасывали свои "рыбки" и выполняли крутой вираж, причем проходя над мачтами атакованного корабля, поливали палубы пулеметными очередями. Англичанам такое поведение показалось "жестоким и противоречащи м кодексу самураев", хотя в ходе войны авиация всех сторон вела огонь из бортового оружия, причем в некоторых случаях задние стрелки открывали стрельбу чисто инстинктивно, как только вражеский корабль оказывался в поле зрения.
Изображение - японская почтовая марка с изображением торпедоносца "Нэлл", атакующего линкор "Принс оф Уэльс".
В этой атаке зенитной артиллерии "Принс оф Уэльс" удалось наконец добиться своей первой и, как оказалось, последней победы. Один из "неллов", ведомый мичманом К. Кавада, упал в море по правому борту от линкора и быстро затонул вместе со своим экипажем. Англичане твёрдо считали, что такая же судьба постигла ещё один самолёт, но это не соответствовало действительности.
В момент выхода в атаку первых торпедоносцев командир "Принс оф Уэльс" кэптен Лич быстро скомандовал рулевому: "Лево на борт, круто". Это позволило избежать торпед с самолётов, атаковавших с носа. Вода в Южно-Китайском море совершенно прозрачная, и следы торпед были четко видны. Умелое маневрирование помогло "Рипалсу" уклониться от всех нацеленных на него смертоносных "рыбок". Кэптен Теннант применил стандартную тактику, стараясь выйти на курс, параллельный торпедам, и пройти между ними.
Меньше повезло "Принс оф Уэльс". Хотя по донесениям пилотов группы "Михоро", 3 торпеды попали в "Принс оф Уэльс" и 4 в "Рипалс", на деле линейный крейсер попадани й не получил. А вот новый линкор совершил свой поворот слишком поздно или, точнее, слишком медленно. Избежав нескольких торпед, он получил, как считали британские моряки, 2 или 3 попадания в левый борт.
На корабле услышали громкий взрыв, сопровождаемый выбросом столба воды и дыма на высоту 70 м, и почувствовали сильный удар. Почти сразу же очевидцы ощутили мощную вибрацию всего корабля, "на манер той, которую испытывает мальчик, проводящий палкой по гофрированному железу, только многократно усиленную".

Повреждения "Принс оф Уэльс" от попадания торпеды и их последствия.


На самом деле, последствия, как оказалось, единственного попадания в корму оказались для англичан неожиданными и катастрофическими. В принципе, японские торпеды "Тип 91" не должны были пробивать противоторпедную защиту "Принс оф Уэльс", рассчитанную на взрыв 454 кг тротила, поскольку их заряд составлял всего 150 кг смеси тринитротолуола и гексила - почти втрое меньше расчетного. Однако взрыв произошел вне зоны ПТЗ, в районе опоры левого внешнего винта у шпангоута №289. Подводная часть корпуса в этом месте имела значительный прогиб внутрь и вниз, и вся сила взрыва оказалась направленной в глубину корпуса.
Именно поэтому никаких внешних признаков этого взрыва на корабле замечено не было. Столб воды и дыма наблюдался в районе кормовой башни Y, значительно дальше к носу. Однако, поскольку никаких следов попадания в этом районе по левому борту при обследовании корпуса "Принс оф Уэльс" обнаружено не было, рабочей гипотезой по настоящее время является детонация взрывом в корме другой торпеды, не достигшей борта линкора. Версия, хотя и довольно сомнительная - для того, чтобы она оказалась верной, требовался одновременный с точностью до секунды(!) сброс торпед, остаётся единственной, объясняющей это явление. Ведь остальные попадания в оба линкора не давали такого выброса воды по понятной причине: большая часть газов расширялась внутрь корпуса. Или могла расширяться туда. Так или иначе, в корме "Принс оф Уэльс" образовалась большая дыра высотой 4 м и длиной 6 м.
Но более важным оказалось следующее обстоятельство: кронштейн левого внешнего вала был сорван силой взрыва, произошедшего совсем рядом, винт оторвался, а погнутый вал продолжал вращаться без опоры. Сильнейшее биение тяжелой оси буквально за секунды привело к полной разгерметизации всех водонепроницаемых переборок, через которые проходил вал, включая кормовую переборку машинного отделения "В", в котором и находилась вращающая его турбина. Старший механик этого турбинного отделения лейтенант Уайлдиш быстро остановил сильно вибрировавшую турбину без специального приказа, но затем совершил большую, а может быть и роковую ошибку.
После осмотра турбины, оказавшейся вполне исправной, ее подключили вновь и постепенно довели число оборотов до 150. В турбинном отделении ощущалась лишь незначительная вибрация, но свободно болтающийся вал быстро сделал свое дело. Диаметр отверстия на месте его входа в корпус расширился до 1 м: достаточно для того, чтобы через него поступали сотни тонн воды в минуту. Одно за другим, поочерёдно и очень быстро оказались затопленными: сначала коридор левого внешнего вала, затем помещение динамо-машин, приводившихся в действие турбиной отделения "В", за ним отделение резервных дизель-генераторов левого борта. И, наконец, вода в течение считаных минут достигла самого турбинного отделения "В".
Через быстро разрушающийся сальник в кормовой переборке стала поступать вода, вначале медленно, и ее попытались откачивать через трюмную осушительную магистраль. Однако вскоре хлынул настоящий фонтан, и Уайлдиш приказал оставить отсек, предварительно подготовив турбину к работе в воде. Через 18 минут отделение оказалось полностью затопленным, и турбина (которая в принципе могла работать в воде) осталась неуправляемой. Искривленный вал продолжал вращаться, биение усиливалось, и во всех отсеках после 200-го шпангоута слышался грохот и удары металла о металл. Как выяснилось при осмотре затонувшего "Принс оф Уэльс", вырванный кронштейн пробил в обшивке большую дыру и вызвал дополнительное затопление в шахте уже внутреннего вала левого борта. Практически мгновенно оказались затопленными не только помещение турбогенераторов "Y", но и находящийся над ним отсек. Лопнувшие магистрал и подачи перегретого пара в турбогенератор и к гидравлическому насосу обожгли несколько человек, пытавшихся спастись через верхние люки.
За отсеком генераторов последовало машинное отделение "Y". Его персоналу показалось, что торпеда взорвалась именно под этим помещением. Вышло из строя освещение, в паропроводах сел пар, поскольку обслуживающее турбину котельное отделение "Y" уже было затоплено. Пришлось остановить и саму турбину, поскольку из ступени высокого давления слышался громкий шум. После осмотра турбину запустили вновь, но в циркуляционном насосе оказалось недостаточно смазочного масла. После некоторых колебаний командир отделения лейтенант Уотсон приказал вновь остановить турбину, и персонал начал покидать отсек, пребывание в котором стало невыносимым из-за высокой температуры. Так совокупность блочной системы механизмов, плюс отказ вентиляции, связанный прежде всего с потерей электроэнергии, вывели из строя пока ещё совершенно работоспособную турбину.
Неприятности по механической части, однако, на этом не кончились. Хотя турбинное отделение "А" (внешний вал левого борта) не было затронуто взрывом, вентиляция и освещение отказали, поскольку турбогенератор, снабжавший энергией это помещение, оказался сильно перегруженным из-за выхода из строя генератора турбины "X". Температура и здесь быстро поднялась до 50 с лишним градусов при очень высокой влажности. Команде пришлось выйти из отсека, в котором просто стало невозможно находиться. Турбина продолжала работать в бесконтрольном режиме. Но что самое неприятное - пришлось остановить турбогенератор в условиях сильной перегрузки сети.
Медленно заполнялось водой и помещение вспомогательных механизмов, предназначенных для подачи энергии при нахождении корабля в гавани. Хотя водонепроницаемая перегородка между этим отсеком и турбинным отделением "В" выглядела совершенно целой, вода поступала через разрушенную вентиляционную шахту. В одну из находящихся там динамо-машин попала вода, а вторая вышла из строя от короткого замыкания. Так "Принс оф Уэльс" лишился еще двух электрогенераторов. Вода постепенно проникла и в кормовые погреба 133-мм артиллерии.
И всё же главным отрицательным итогом попадания этой злосчастной торпеды для линкора стало отсутствие электроэнергии, частью из-за непосредственного затопления помещений динамо-машин, частью из-за того, что другие генераторы выходили из строя вследствие перегрузки. Из 8 генераторов (6 по 330 кВт и 2 аварийных дизель-генератора такой же пиковой мощности, номинально - по 300 кВт) в строю осталось только 3. Вся кормовая часть корабля в результате оказалась полностью неспособной для продолжения боя, а многие помещения в носовой части остались без света, вентиляции и связи. Из строя вышла вся кормовая группа 133-мм установок и рулевое управление. Не могла стрелять и кормовая башня ГК (хотя она и не была нужна в сложившейся ситуации). Аварийные партии немедленно начали проводку временных кабелей к рулевой машине и орудийным установкам, однако эту работу не удалось закончить к началу следующей атаки.
Всё это сопровождалос ь значительными затоплениями по левому борту. По расчётам, линейный корабль принял 2 400 т воды в течение первых 4 минут после попадания. Вода постепенно просачивалась из мгновенно затопленных помещений, через которые проходил левый внешний вал, в смежные, через вроде бы водонепроницаемые переборки. К 11.50 крен на этот борт достиг 12°. Корма медленно оседала в воду - дифферент увеличился с 1 м до примерно 1,5 м. Отсутствие электроэнергии парализовало действие сложной системы контрзатоплений и откачки воды, поскольку половина из 14 главных насосов производительностью по 350 т/час и 4 аварийных, способных откачивать по 1 000 т воды в час, оказались "вне игры". К многим из основных насосов, предназначенных для работы в погруженном состоянии, просто нельзя было добраться, чтобы их запустить. В результате вместо теоретически идеальных средств, способных удалять в час 8 900 т воды, пришлось пользоваться переносными аварийными помпами. В удушающей жаре и полной темноте работы велись вяло, поскольку просто нахождение в нижних отсеках было тяжелой работой. Несколько лучше обстояло дело с ходом: два оставшихся в действии вала правого борта обеспечивали скорость около 15 узлов, но линкор практически не мог управляться. Обе рулевых машины не действовал и из-за отсутствия электроэнергии, причем левый мотор вышел из строя окончательно и бесповоротно. Попытка подключить аварийное электроснабжение так и не удалась вплоть до конца жизни корабля.
В сущности , "непотопляемый" "Принс оф Уэльс" был полностью выведен из строя попаданием одной небольшой авиационной торпеды, причём вне зоны ПТЗ! Едва ли такие же последствия могло повлечь любое попадание в "опасную" среднюю часть корпуса. Конечно, потопление линкору ещё не угрожало, но его положение спустя полчаса после атаки оставалось весьма тяжёлым. Командиру и экипажу предстояло решить сразу ряд проблем, некоторые из которых оказались неразрешимыми.
Поскольку при таком крене 133-мм установки вообще не могли стрелять по низколетящим самолётам, последовал приказ кэптена Лича провести контрзатопления в отсеках в середине корпуса и в носовой части по правому борту. К 12.10 крен удалось почти полностью устранить. Однако затопление все новых помещений через системы приточной и вытяжной вентиляции продолжалось, и крен вновь стал увеличиваться.
Дальнейшие контрзатопления становились уже опасными с точки зрения общего количества принятой воды, и вскоре крен опять достиг 10° при заметном дифференте на корму. К 12.20 корма по левому борту находилась вровень с уровнем моря.
От крена и отсутствия управления корабль беспомощно рыскал на курсе, и в 12.10 был поднят сигнал "Не могу управляться". Во всей кормовой части отсутствовали телефонная связь, вентиляция и освещение, хотя именн о там они были нужнее всего: работа аварийных партий в столь сложных условиях сильно затруднялась. В некоторых помещениях температура поднялась до 66°С - при высокой влажности люди буквально сваривались там в минуты, и им приходилось оставлять свои посты.
Не сильно лучше обстояло дело и с боевой мощью. Все четыре кормовые 133-мм установки не могли быть введены в действие по причине отсутствия электроэнергии - вручную поворачивать их также было невозможно из-за веса и значительного крена. Носовая группа, как уже отмечалось, оставалась действующей, но большого смысла в ней не имелось, ввиду того что крен превышал угол снижения установок правого борта. В результате для защиты корабля оставались две 133-мм установки левого борта и большинство лёгких зениток, включая практически 8-ствольные "пом-помы", хотя наведение последни х также осложнялось креном.
Это злосчастное попадание стало камнем, повлекшим на дно сразу два корабля. "Рипалс", благополучно справившийся с последствиями бомбового попадания, чувствовал себя совсем неплохо, хотя атаки по нему следовали одна за другой. К тому моменту прошло уже почти 45 минут после начала налётов, однако с "Принс оф Уэльса" так и не была отправлена радиограмма с просьбой о помощи. Филипс даже не удосужился сообщить, что эскадра атакована японскими самолетами. Еще в момент первой атаки кэптен Теннант предположил, что этому помешала какая-то неисправность на борту флагманского корабля, поэтому в 11.50 "Рипалс" сам отправил радиограмму с адресатом "любому английскому военному кораблю": "Бомбит вражеская авиация" с указанием координат. Цепочка связи на этот раз сработала на удивление быстро. Спустя всего 6 минут сообщение было получено в Сингапуре, а еще через 20 минут 453-я эскадрилья истребителей "Буффало" на аэродроме Сембаванг уже выруливала на взлет.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...


Вернуться в «Британский флот(1922-1945)»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость