Линейные корабли типа "King George V"...

Модератор: Doctor Web

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#16 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 29 июл 2016, 16:37

Окраска


Линкоры типа "Кинг Джордж V" в полной мере испытали все новации Адмиралтейства в области окраски и камуфляжа, применявшиеся во вторую мировую войну. Вступивший в строй первым "Кинг Джордж V" был окрашен по двухцветной камуфляжной схеме, но с начала 1941 г. перекрашен в однородный светло-серый цвет, который нес до середины следующего года. С июня 1942 года он получил адмиралтейскую "промежуточную" камуфляжную окраску, которую с середины 1944 года сменил стандартный камуфляж "адмиралтейского типа".
ИзображениеИзображение - "King George V" в 1942 и 1943 году. Линкор несет "промежуточный" камуфляж.
Вошедший в состав флота несколько позднее "Принс оф Уэльс" сразу имел светло-серый цвет, но перед отправкой на Дальний Восток он был окрашен по "1-й адмиралтейской схеме", сочетавшей черный, синий, серый, белый и зеленый цвета.
"Дьюк оф Йорк" с момента вступления в строй имел экспериментальный камуфляж, но спустя примерно месяц был полностью выкрашен в серый цвет (тут автор монографии ошибается, и его утверждение "конфликтует" с фото линкора, приведенными ниже - Scharnhorst)
ИзображениеИзображение - как видно по фото, линкор был окрашен в два оттенка серого: корпус темнее, надстройки - заметно более светлые, фото датируются 1943 годом. Позже линкор действительно стал чисто серым с серо-голубой полосой вдоль борта от первой носовой до кормовой башен ГК:
Изображение
"Энсон" и "Хау" с начала своей карьеры были выкрашены по "промежуточной" адмиралтейской схеме.
ИзображениеИзображение - "Хау" (HMS "Howe") в "промежуточном" камуфляже, 1943 год.
С конца 1944 года наступило единообразие - все 4 линкора несли стандартный адмиралтейский камуфляж. В середине 1945 года линкоры были еще раз радикально перекрашены: теперь их корпус был темно-серого цвета, а надстройки - также серого, но значительно более светлого оттенка ("Энсон" очевидно не нес этой окраски).
Изображение - HMS "Anson", 1942 год.
ИзображениеИзображение - HMS "Anson" в Плимуте, 1945 год.
Наконец "Хау" в сентябре 1945 года вновь был перекрашен по стандартной адмиралтейской схеме. После войны линкоры вновь приобрели однородную серую окраску мирного времени.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#17 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 23 окт 2016, 20:07

Боевая служба линкоров.


Небольшое вступление.


Боевую деятельность линкоров типа "Кинг Джордж V" в течение 5 лет войны можно условно разделить на три этапа. Построенные в качестве основной силы Флота метрополии, они с момента вступления в строй оставались в водах Северного моря. Их главным противником являлись германские линейные корабли - построенные до войны "Шарнхорст" и "Гнейзенау" и входившие в строй новейшие "Бисмарк" и "Тирпиц". Прорыв в 1939 - 1940 годах крупных немецких кораблей в Атлантику, на пути следования жизненно важных для Англии конвоев, заставило использовать в отечественных водах все наиболее современные линкоры и линейные крейсера. Тактически задача Адмиралтейства по предотвращению прорыва выглядела весьма сложной, поскольку британские корабли индивидуально заметно уступали противнику либо по скорости, либо по защите. Неудивительно, что новейшим линкорам пришлось вступить в дело прямо "с колес", не достигнув полной боевой эффективности. Базируясь в основном на Скапа-Флоу, они действовали в основном в водах к северу от Шотландии, перекрывая "дорогу" в Атлантику для "Бисмарка" и "карманных линкоров" и путь домой - застрявшим во Франции "Шарнхорсту" и "Гнейзенау". Главным событием данного этапа стала охота за "Бисмарком", закончившаяся гибелью крупнейшего из германских рейдеров.
После потопления "Бисмарка" и рейда британских сил на Лофотенские острова в мае 1941 года произошла существенная перегруппировка надводных сил Кригсмарине. Опасаясь высадки союзников в Норвегии, Гитлер и командование флота (ОКМ) сосредоточили в северных портах этой страны практически все крупные боевые корабли. Немедленно возникла угроза северным конвоям, осуществлявшим поставку вооружения по "ленд-лизу" в Советский Союз. Британским линкорам пришлось переориентироваться на действия в Арктике. Там требовались быстроходные единицы с современным радиолокационным оборудованием - этим требованиям удовлетворяли только "кинги". Им пришлось провести почти два года в походах в тяжелейших погодных условиях, но и здесь их деятельность увенчалась существенным успехом - потоплением "Шарнхорста".
Затем для последней серии английских линкоров настала передышка. Уничтожение или вывод из строя на продолжительное время всех линейных сил Германии и капитуляция Италии позволили осуществить в 1944 - начале 1945 года наиболее существенные модернизации кораблей этого типа. Главным противником на море теперь стала Япония, англичане желали принять участие в ее разгроме, вернуть захваченные колонии и отомстить за позор падения Сингапура. Для этой цели опять-таки реально подходили только новейшие корабли, и все уцелевшие 4 "Кинг Джордж V" в 1945 году перекочевали на Дальний Восток. Отсутствие на британском оперативном направлении сколь-нибудь значительных морских сил японцев позволило провести линкорам третий основной этап своей военной службы без потерь и даже без боевых столкновений.
Хотя английские линкоры провели в море гораздо больше времени, чем их германские и японские противники, действуя в трех океанах, в общем их службу нельзя считать чрезмерно напряженной. Даже наиболее активно использовавшиеся единицы за 5 лет не совершили и двух десятков дальних походов. Не только боевое столкновение, но и просто обнаружение противника являлось чрезвычайным событием. Ни один из кораблей серии не исчерпал ресурса стволов своих орудий главного калибра. Зато очень много времени им пришлось провести в базах в состоянии боевой готовности, что сильно изматывало команду и оставило у всех служивших на них впечатление о годах войны, как о тяжелейшем времени.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#18 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 31 окт 2016, 15:43

На страже просторов Атлантики.


Боевая история последней серии английских линкоров началась в начале декабря 1940 года. Адмирал Форбс уступил свое место в качестве командующего Флотом Метрополии адмиралу Дж. Тови. В этот момент Флот Метрополии включал 3 линкора и 2 линейных крейсера ("Кинг Джордж V", "Нельсон", "Родни", "Худ", "Рипалс") и 11 крейсеров.
Формально укомплектованный 1 октября 1940 года, "Кинг Джордж V" под командой первого командира кэптена Уилфрида Паттерсона впервые вышел в море утром 17 октября. Первый переход нового линейного корабля в Розайт для дооборудования проходил в обстановке полной секретности (чему способствовал промозглый туман, который заодно скрыл эту операцию от авиаразведки немцев ) и с первыми в его "жизни" приключениями. Ввид у важности "новичка", его должны были сопровождат ь аж два самых современных крейсера ПВО и целых 6 эсминцев. Однако последние, посланные на большой скорости для того, чтобы взорвать "на себя" возможные магнитные мины, сброшенные противником, из-за отвратительной погоды спутали буи в фарватере. Пара "конвоиров" с разбега села на мель. Адмиралтейство заменило их четырьмя другими, и после 7-часового перехода вся армада прибыла наконец в Розайт.
Там на линкор установили внешние винты. "Кинг Джордж V" также принял свой первый боезапас и прочие припасы, но на нём всё ещё производились окончательные работы. 24 октября "новую игрушку" посетил премьер-министр У. Черчилль.
За работами прошёл весь ноябрь. Ходовые испытания пришлось проводить там же, в районе Оркнейских островов, после чего 4 декабря он прибыл в Скапа-Флоу, а 11 декабря официально вошёл в состав Флота Метрополии. Но и после этого линейный корабль еще совершенно не был готов к боевым действиям. Хотя испытания артиллерии и провели, но именно "как-то". Командующий "Ноmе Fleet" адмирал Тови отмечал, что «в отношении пригодности к действиям орудийных башен имелось слишком мало практических данных. Продолжительные артиллерийские упражнения "Кинг Джордж V" были проведены только в одной(! ) башне". Наиболее любопытно, что это замечание было сделано уже... после боя с "Бисмарком"(!). И это вместо запланированных 25 выстрелов на орудие в соответствии с требованиями приёмки военного времени.
Изображение - "Кинг Джордж V" вскоре после вступления в строй, конец 1940 года.
Артиллерийскую подготовку прервали ради, видимо, куда более важного, по мнению командования, задания. Требовалось "подбросить" лорда Галифакса, назначенного послом в США, через Атлантику. Лорд удобно устроился в адмиральских апартаментах и, видимо, неплохо провёл несколько дней с 15-го по 24 января 1941 года. Но, по крайней мере, на обратном пути новейший линкор империи сослужил гораздо более полезную службу, эскортируя важный конвой, включавший 24 танкера с топливом, из Галифакса на родину. "Кинг" вышел в обратный путь на следующий день после прибытия в Галифакс и прибыл в Скапа-Флоу 6 февраля 1941 года.
Кстати, на обратном переходе "Кинг Джордж V" смог пройти ещё одно, незапланированное испытание. Погода разыгралась не на шутку - вплоть до шторма, и остойчивость и качка корабля подверглись серьезному практическому экзамену, выдержанному если и не на "отлично", то уж точно на "хорошо".
Поскольку "Кинг Джордж V" был занят конвоированием, первый серьезный выход Флота Метрополии в конце января 1941 года на перехват "Шарнхорста" и "Гнейзенау" состоялся без нового линейного корабля. Этот выход Флота Метрополии окончился безрезультатно. Но вскоре настал и черёд "Кинга". С 9 по 11 февраля состоялся первый выход "по тревоге" на ловлю немцев в сопровождении "Родни", окончившийся опять безрезультатно.
И всё же головному кораблю серии удалось вскоре опробовать свои пушки в бою. В начале марта 1941 года состоялся рейд британского флота и группы "коммандос" к Лофотенским островам (операция "Клеймор"). "Кинг Джордж V" в компании с "Нельсоном" и легкими крейсерами (2 крейсера и 5 эсминцев) находился в прикрытии в 200 миль от островов и в высадке "коммандос" не участвовал. Однако, противника он все же увидел - им стал германский самолет-разведчик, по которому с большой дистанции был открыт безуспешный огонь из 133-мм орудий. 6 марта вся компания вернулась в Скапа-Флоу.
Изображение - вид на 133-мм башни "Кинга", снимок сделан во время участия линкора в операции "Клеймор".
В марте 1941 года оба боеспособных немецких линкора - "Шарнхорст" и "Гнейзенау" - вновь вышли в Атлантику. Угрожаемое положение важных атлантических конвоев заставило задействовать все еще не вполне боеготовый "Кинг Джордж V". Уже 9 марта он был послан через океан в район о. Ньюфаундленд прикрывать конвой "НХ-115". Утром 15 марта линкор прибыл в Галифакс.
По данным разведки Адмиралтейство предполагало, что "Шарнхорст" и "Гнейзенау" сделают попытку вернуться в Германию через северные проливы, поэтому южнее Исландии с 17 по 20 марта находился линейный корабль "Нельсон", крейсер "Нигерия" и 2 эсминца. Явная слабость этого отряда заставила отозвать со своих позиций другие линкоры, в том числе "Кинг Джордж V", который на следующий же день, 16 марта,
был отозван из Галифакса и проделал часть обратного пути через Атлантику на большой скорости. Механическая установка линкора работала вполне нормально, однако недостаточный запас топлива постоянно напоминал о себе: необходимо было все время пересчитывать остающийся запас и менять режимы хода. 20 марта он присоединился к скромным силам эскорта конвоя НХ-115. Скорее всего, к счастью для англичан, их усилия оказались напрасными, поскольку немецкие корабли вернулись в Брест 28 марта, и британские силы тоже возвратились на свои базы. А в последний день марта вернулся в Скапа-Флоу и "Кинг Джордж V".
ИзображениеИзображение - "Кинг Джордж V" в Скапа-Флоу после перехода через Атлантику, март-апрель 1941 года.
До наиболее серьезного испытания в судьбе новых британских линкоро в оставалось всего 2 месяца. Хотя "Шарнхорст" и "Гнейзенау" находились в ремонте во Франции, новейший германский линейный корабль "Бисмарк" был готов выйти в море уже к 1 мая. Линейные силы Флота Метрополии располагались следующим образом. В Скапа-Флоу сосредоточились "Кинг Джордж" и только что вошедший в строй "Принс оф Уэльс", а также малоскоростной "Родни". "Худ" базировался на Исландию, обеспечивая конвои южнее этого острова. Командовал Флотом Метрополии адмирал Тови, флаг которого с несерьёзного 1 апреля развевался теперь на "Кинг Джордж V". Моряки новоиспечённого флагманского корабля получили небольшой перерыв для отдыха и наслаждались приятной весенней погодой, играя в футбол, регби, гольф на берегу или в хоккей прямо на палубе и отбивая ладони в большой флотской столовой в Скапа, где выступали с концертами популярные артисты, специально прибывшие в этот удалённый уголок Британии. Впрочем, и работы в боевых условиях хватало. Первый выход в неприятный с точки зрения наличия германских субмарин Бискайский залив состоялся 2 апреля и закончился только 10-го. А 13 апреля последовал новый, в тот же район, тоже завершившийся вполне благополучно 22 апреля.
Изображение - "Кинг Джордж V" крупным планом, весна 1941 года, на вставке вверху снимка - командир линкора сэр Уилфрид Паттерсон за обедом, март 1941 года.
Несложно заметить, что времени для отдыха оставалось совсем немного. Намного более приятным стало начало мая, когда линкор посетил герцог Кентский, который даже соблаговолил отоспать ночь на борту, в адмиральских покоях. Относительный покой продлился почти 20 дней, после чего сменился настоящим "штормом" событий.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#19 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 03 дек 2016, 23:21

Прямо с верфи - в бой,
или боевой дебют "Принс оф Уэльс".


Май стал дебютным месяцем настоящей боевой службы линкоров типа "Кинг Джордж V". И наиболее важным в их карьере, поскольку им выпал жребий сразу же после вступления в строй выполнить свою главную задачу, для которой они, собственно, и были предназначены: воспрепятствовать действиям их германских "коллег". ОКМ (Главнокомандование Кригсмарине) как раз тоже решило, что настало время пустить в дело свои главные силы, прежде всего новейший линкор "Бисмарк", завершивший полугодовой цикл боевой подготовки.
Британская разведка по различным каналам вовремя получила донесения о выходе на операцию против судоходства в Атлантическом океане "Бисмарка", которого сопровождал тяжелый крейсер "Принц Ойген". Немецкие корабли двинулись в свой долгий путь от острова Рюген 19 мая, а уже на следующий день их обнаружил шведский крейсер "Готланд", давший сообщение в Стокгольм.
Когда германские корабли прибыл и в Берген, английская "машина" уже была запущена. Тщетно командовавший соединением адмирал Гюнтер Лютьенс попытался сэкономить время и даже не дозаправил свой линкор в этом норвежском порту, стремясь как можно скорее добраться до просторов Атлантики. В Датском проливе его уже ждали дозорные крейсера "Саффолк" и "Норфолк". А командующий Флотом Метрополии адмирал Джон Тови выслал на поддержку и перехват отряд вице-адмирала Л. Холланда в составе линейного крейсера "Худ" и новенького "с иголочки" "Принс оф Уэльс", на котором еще продолжали трудиться техники-специалисты по установке вооружения.
Второй линкор серии находился в это время в Розайте, где он проходил дооборудование и принимал снабжение. Там же командование им, вместо временного командира кэптена Л. Хэмилтона, назначенног о 19 января 1941 года (он уже получил первый адмиральский чин и занимал этот пос т исключительно "на пять минут"), принял 46-летний Джон Кэтерел Лич, который и стал первым и единственным командиром "Принс оф Уэльс". Он являлся признанным специалистом по артиллерии и до этого занимал должность руководителя Отдела вооружения ВМС в Адмиралтействе. Теперь ему предстояло проверить свои взгляды и решения на практике.
Изображение - "Принс оф Уэльс" в Скапа-Флоу, начало 1941 года.
Обычно наиболее занятым человеком на корабле в такой стадии его "жизни" является старший офицер. Действительно, коммандеру Г. Лоусону пришлось немало побегать по всем палубам, наблюдая за доделками и погрузкой сотен тонн припасов. Однако едва ли меньше проблем образовалось у старшег о артиллерийского офицера, лейтенант-коммандера Колина Мак-Муллена. Ведь именно от работы его боевой части зависела эффективность линкора как боевой единицы. А в башнях продолжали работать десятки специалистов, налаживая сложную механику. Проблемы казались нескончаемыми: как только удавалось привести в действие одну систему, возникали неполадки и сбои в другой. Местами оставалось лишь взывать к покровительнице артиллерии, святой Варваре. "Принс оф Уэльс" так и отправился в бой с гражданскими специалистами от "Виккерс-Армстронга" на борту. По почти невероятному стечению обстоятельств как раз 21 мая Лич сообщил командующему Флотом Метрополии, что его корабль в принципе готов выйти в бой. Несомненно, в этом рапорте было много больше "от необходимости", чем соответствия реальному состоянию дел. Достаточно заметить, что 80% личного состава до включения в экипаж никогда не вступали на палубу военного корабля!
Изображение - "Принс оф Уэльс" за несколько дней до боя с "Бисмарком", май 1941 года.
"Худ" и "Принс оф Уэльс" сопровождали 6 эскадренных миноносцев. Отряд вышел вечером того же 21 мая, в полночь прошёл проливом Хокса и двинулся 20-узловым ходом курсом на северо-восток под сильным дождём в условиях зарождающегося шторма. Сам Тови на "Кинг Джордж V" оставался в Скапа-Флоу, ожидая дальнейших сообщений. 22 мая и он отправился в Атлантику, двигаясь практически тем же курсом, что и Холланд, но южнее и с задержкой, располагая свой отряд таким образом, чтобы он образовал вторую линию обороны на пути прорыва немцев. (Тови специально стартовал в последний момент: напомним, что запас топлива и дальность плавания для "кингов" являлись критическим фактором). Вечером 23 мая "Саффолк" обнаружил радиолокатором оба германских корабля. Вскоре к нему присоединился "Норфолк", и охота началась.
Холланд с "Худом" и "Принсом" следовал курсом перехвата прямо на немцев, надеясь выйти на видимость противника на рассвете 24 мая. Адмирал стоял перед целым комплексом серьезных проблем. Говорить о сплаванности его сил просто несерьёзно - скорость его отряда уступала скорости "Бисмарка", а защита не прошедшего ни одной большой модернизации "Худа" вызывала большие сомнения. Не меньшие
сомнени я вызывала и собственно боеспособность ни разу не стрелявшег о по цели "Принс оф Уэльс". Холланд решил, что оптимальной дистанцией боя будут 5-6 миль, когда "Худ" выйдет из зоны уязвимости своей палубы, а пояса обоих британских кораблей еще не будут пробиваться 380-мм снарядами "Бисмарка".
Весь день 23 мая корабли следовали в условиях умеренного волнения при 4-балльном северо-западном ветре. Команды заняли боевые посты вскоре полуночи.
Видимость быстро ухудшалась, и вскоре после 2 часов утра Холланд повернул на курс 200 и отделил эсминцы, надеясь увеличить зону поиска. Поняв, что шансы вступить в бой до рассвета минимальны, он разрешил прислуге спать у орудий, но напряжение было столь велико, что практически никто не воспользовался этой возможностью. В 2.14 скорость увеличили до 26 узлов, а спустя 8 минут - до 27 узлов. За несколько минут до 3 часов утра "Саффолк" восстановил контакт с немцами, которые по прокладке располагались от него в 15 милях к северо-западу и в 35 милях от линейных сил в том же направлении. Низкие серые тучи потихоньку рассеивались, и видимость постепенно улучшалась с 5 до примерно 12 миль около половины пятого.
Холланд дважды изменил курс, пытаясь наполовину вслепую (точность определения взаимного положения отряда и "Саффолка" составляла несколько миль) занять наилучшее с тактической точки зрения положение - немного спереди и слева по борту от "Бисмарка". В 3.21 англичане пошли курсом 220, а 20 минут спустя довернули еще на 20° и легли на курс 240°. В 3.53 корабли дали полный ход - 28 узлов. Противники стремительно сближались.
Состояние полной боевой готовности на английских кораблях было объявлено в 5.10. Но ещё за полчаса до того последовал приказ заправить топливом и подготовить к вылету "Уолрус" на "Принс оф Уэльсе". Однако в последний момент в авиатопливе обнаружили примесь морской воды - самолёт не был готов к вылету до самого начала боя. А там он получил повреждения от осколков, и командир линкора счёл за наилучшее приказать сбросить его за борт, поскольку даже "подсоленный" авиационный бензин в баках представлял серьёзную неприятность в случае пожара. Так, не успев начаться, закончилось участие в бою корабельной авиации, в очередной раз продемонстрировавшей свою хрупкость и уязвимость.
В 5.35 оба "немца" наконец показались из рассветной мглы на расстоянии около 17 миль по курсу 335°. Холланд вряд ли был удовлетворён ситуацией: он явно "промахнулся", занимая позицию охвата, ставя "палочку над "Т" - crossing the "Т". Соответственно, 3 минуты спустя он совершил поворот на 40° вправо, на противника. "Принс оф Уэльс" получил приказ занять позицию в 4 кабельтовых сзади от флагмана. По собственной вине англичане оказались в невыгодном тактическом положении, поскольку их кормовые башни находились в мертвом угле, практически уравнивая артиллерийскую мощь сторон. (10 орудий у англичан, шесть 14-дюймовок и четыре 15-дюймовки, против восьми 15-дюймовок немцев, не считая восьми 8-дюймовок "Ойгена"). А достаточно компактное построение приводило бы к тому, что перелёты по "Худу" могли приходиться как раз в "Принс оф Уэльс".
Холланд пытался выйти в нужную позицию путем нескольких последовательных поворотов (через 12 минут посл е первого поворота вправо он довернул еще на 20° и лег на курс 300°), двигаясь между ними прямым курсом. Это решение впоследствии критиковалось, поскольку если бы британский отряд продолжал двигаться прежним курсом, то вскоре немцы принуждены были бы отвернуть сами или попасть под охват с носа. Но, зная о слабости защиты палуб своего флагманского корабля, адмирал стремился как можно быстрее сблизиться с противником - ценой указанных тактических неудобств.
Изображение - схема сближения в бою 24 мая 1941 года.
Однако первые же минуты боя оказались критическими и решающими. В 5.52 открыл огонь "Худ". Однако на флагманском корабле неверно определили цель. В германском отряде после мимолётной стычки с британскими тяжёлыми крейсерами на "Бисмарке" вышел из строя радиолокатор на главном КДП, и адмирал Льютенс приказал "Принцу Ойгену" с полностью исправной электроникой встать головным. Близость силуэтов затрудняла распознавание почти одинаковых по длине кораблей. Последовал сигнал: "Огонь по левому кораблю, направление 337°". В результате "Худ" сам вел огонь по тяжелому крейсеру, и, согласно сигналу, то же должен был сделать "Принс оф Уэльс".
Но на нём старший артиллерист Мак-Муллин правильно определил, что "Бисмарк" идет вторым, и с самого начала огонь вёлся по германскому линкору. Спустя минуту после залпа "Худа» сво й первый залп с 120 кабельтовых дал и "Принс оф Уэльс". Стреляли только 3 орудия носовой 4-орудийной башни - одна из пушек ее не действовала. Залп лег перелетом.
Хотя на "Худе" довольно быстро поняли свою ошибку и с него последовал сигнал: "Перенести огонь на 1 корабль вправо", неудача с распределением огня и невозможностью ввести в дело всю артиллерию сказалась на завязке боя. В 5.58 Холланд отдал свой последний приказ - "Синий 2" (отвернуть на 20° влево "все вдруг"). "Принс оф Уэльс" в этот момент дал свой восьмой залп. Спустя минуту "Худ" взорвался, пораженный пятым залпом "Бисмарка", сам дав 5 или 6 залпов, лёгших далеко от цели, где-то между обоими германскими кораблями.
Так в принципе неготовый к бою "Принс оф Уэльс" остался один проти в двух противников. Для начала ему пришлось обходить место гибели флагманского корабля, дополнительно сбивая свою наводку. А немцы не дремали: седьмой залп "Бисмарка" уже был направлен в новую цель. Дистанция к тому моменту упала до примерно 90 кабельтовых, и на британском линкоре решили ввести в дело 133-мм орудия правого борта.
Стрельба самого "Принца" столкнулась сразу с несколькими проблемами: сказались как технические недостатки проекта, так и проблемы при его осуществлении. Низко расположенные дальномеры с большой базой (12,5 и 9,15 м) в носовых башнях заливалась брызгами, и через них виднелись только неясные очертания надстроек неприятеля. Весь огонь в начале боя вёлся исключительно по данным 4,6-м дальномера в главном КДП. Бесполезными оказались и радиолокаторы. На экране "артиллерийского" Тип 284 наблюдались лишь интерференционные помехи, а его собственное излучение вызывало помехи и для РЛС Тип 281. Неудивительно, что второй залп лёг также с большим перелётом.
К, в общем-то, понятным сбоям впервые действовавшей СУАО добавились крайне неприятные неполадки в самих артиллерийских системах главного калибра. Они привели к тому, что и после поворота линкор сразу же начал стрелять трехорудийными залпами вместо нормальных 5-орудийных. Сбои в работе механизмов горизонтальной и вертикальной наводки в обоих 4-орудийных башнях заставляли пропускать залпы. Инженеры и техники фирмы "Виккерс-Армстронг" работали вместе с командой, то и дело исправляя повреждения. По контрасту удивительно надежно функционировала двухорудийная башня "В", остававшаяся в ходе боя единственной регулярно стреляющей.
Тем не менее, артиллеристы "Принс оф Уэльс" делали всё возможное. 3-й и 4-й залпы были выпущены "лестницей" с уменьшением дистанции на примерно 360 м (400 ярдов) каждый, при 300-метровом рассеяни и по направлению. Они по-прежнему дали значительный перелёт. Вновь последовала "лестница вниз" (с уменьшением дистанции), и 6-й залп, наконец, накрыл цель.
За 14 минут "Принс оф Уэльс" выпустил всего 18 залпов, стреляя после доворота половиной орудий каждой башни, в основном трехорудийными залпами. После накрытия 9-м залпом перелёты сменились недолётами: 11-й и 12-й залпы легли перед целью. "Лестница вверх" тут же дала результат: 13-й залп накрыл "Бисмарк", а 14-й уже дал перелёт. Соответственно, 15-й и 16-й были выпущены на том же угле возвышения, что и удачный 13-й, но оба легли с недолётом, поскольку в этот момент германский линкор начал постепенно (и незаметно) отворачивать. Вновь
последовала "лестница вверх" на дистанции окол о 71-72 кабельтова, но СУАО "Принс оф Уэльса" не смогла "поймать" манёвр противника, и последние залпы, 17-й и 18-й, вновь оказались перед целью.
В результате технических неполадок с 356-мм башнями из 74 "заказанных" снарядов было выпущено всего 55 (74%). Носовая башня "А" страдала не только от отказов механики, но и от потоков воды, лившейся непрерывным потоком из верхней части барбета в рабочее отделение. Засорившиеся шпигаты не позволяли спустить ее в нижние помещения, и прислуге пришлось работать по колено в воде до тех пор, пока башню не заклинило. Как уже отмечалось, начиная с 90 кабельтовых, в дело вступила 133-мм универсальная артиллерия, которая, однако, дала только три залпа - все легли недолётами. Вывод из строя трех КДП для управления огнём 133-миллиметровок из четырёх в результате неприятельских попаданий практически лишил линкор второго калибра, который, впрочем, вряд ли мог быть полезен на столь значительных расстояниях. "Бисмарк" также вел огонь из 150-мм пушек, а "Ойген" даже из 105-мм зениток, но и эти калибры не дали ни одного попадания.
В 6.03 дистанция упала до 70 кабельтовых и немецкие снаряды начали один за другим попадать в "Принс оф Уэльс". Кэптен Лич, понимавший что решительный бой может привести только к очередной трагедии, приказал увеличить ее. Спустя две минуты была поставлена дымзавеса, под прикрытием которой линкор в 6.13 отвернул и вышел из боя. При резком отвороте плотный дым из труб полностью закрыл видимость в главном КДП, из которого более не имелось возможности управлять огнём. Затем этот КДП оказался просто "в тени" собственной надстройки, вне углов своего обзора. Мак-Муллин переключил управление на кормовой КДП главного калибра, но тот так же оказался неспособным сопровождат ь цель: все бинокуляры были залиты водой от недолётов противника. В довершение картины крушения боеспособности при повороте готовый к подаче снаряд в погребе кормовой башни под действием центробежной силы выскользнул из желоба и заклинил вращающуюся структуру башни, погнув шарнирный лоток. Так линкор остался всего с двумя(!) действующими орудиями главного калибра. На исправление повреждения лотка потребовалось более двух часов, а еще спустя 3 часа можно было бы наконец использовать 9 орудий из 10.
Тем не менее неготовый и во многом дефектный "Принс оф Уэльс" в неравном бою достиг определенного успеха, который некоторые из исследователей считают даже решающим для последующих событий. Он добился трех попаданий в "Бисмарк", по одному в каждом из трёх накрывших цель залпов (6, 9 и 13-й). Хотя непосредственно на линкоре своих попаданий не видели, но их полностью подтвердили наблюдатели с "Саффолка" (подробнее об этих попаданиях можно прочесть в теме по "Бисмарку" и "Тирпицу" - Scharnhorst).
В сущности, дебют нового типа английских линкоров можно считать вполне удовлетворительным. Достаточно лишь отметить, что в своем первом бою явно недостаточно подготовленный "Принс оф Уэльс" имел более 5% попаданий - примерно столько же, сколько хваленые в отношении артиллерийской подготовки германские корабли. Более того, некоторые современные исследователи отдают ему даже первенство перед "Бисмарком". Современный итальянский адмирал М. Сантарини даже выпустил целую книгу, посвященную подробному сравнительному статистическому анализу стрельбы английского и германского линкоров, в которой утверждается, что огонь немецкого супер-линкора уступал по точности огню его оппонента того же поколения. Правда, при предположении, что "Бисмарк" попал в "Худ" единственным снарядом.
Можно провести сильно упрощённый анализ на ту же тему. Немцы выпустили всего 93 бронебойных 380-мм, 179 фугасных и бронебойных 203-мм снарядов, против 55 снарядов с "Принс оф Уэльса". Из 93 крупнокалиберных на долю "Принса" в качестве цели пришлось от 45 до 53 (один 8-орудийный залп с "немца" был выпущен до переноса огня после гибели "Худа", либо после, но, скорее, всё же по новой цели), то есть, примерно столько же, сколько выпустил он сам, хотя и за всё время боя. Одинаковым был и результат: оба добились по три попадания.
Всего же "Принс оф Уэльс" получил 7 попаданий: три 380-мм снаряда с "Бисмарка" и четыре 203-мм с "Ойгена», все в течение 11 минут, с 6.02 до 6.12. Британский линкор отделался довольно легко, поскольку практически все повреждения не сказались на его боевых возможностях.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#20 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 05 дек 2016, 15:39

Повреждения "Принс оф Уэльс" в бою с "Бисмарком" и "Принцем Ойгеном".


Около 6.02 первый же попавши й 380-мм снаряд едва не вывел из строя линкор. Он пронизал переднюю надстройку на уровне компасного мостика и вышел с левого борта, не взорвавшись. Трудно даже представить себе, что бы он смог наделать, если бы взрыватель сработал. Но даже и в этом случае воздушной волной и осколками обшивки переднего мостика были убиты все находившиеся на мостике, кроме командира корабля, старшего сигнальщика и штурмана, лейтенант-коммандера Дж.Роуэлла. Последний не избежал ранения: большой обломок дерева из обшивки попал ему в рот и вышел через щёку. Несмотря на устрашающий вид, офицер не обратился за медицинской помощью до конца боя. Именно здесь оказалось большинство членов экипажа, пострадавших в этом бою.
Оба отверстия от снаряда были гладкими и ровными, а сила удара почувствовалась только непосредственно на мостике. В расположенной ниже рулевой рубке мысль о повреждениях пришла в голову находившихся там только тогда, когда из переговорной трубы потекла кровь убитых на верхнем мостике. Кабели и приводы к рулевому устройству не были перебиты, и управление кораблем и связь не пострадали, только управление велось теперь из верхней рулевой рубки, расположенной как раз под пострадавшим компасным мостиком.
Изображение - примерно так выглядел компасный мостик "Принс оф Уэльс" после попадания в него 380-мм снаряда "Бисмарка" (кадр из фильма "Потопить "Бисмарк"!").
Почти одновременн о с первым попаданием последовало второе. 203-мм снаряд угодил в основание носового КДП 133-мм артиллерии правого борта. Пройдя через него, он оборвал и закоротил всю проводку аналогичного КДП левого борта, выведя из строя оба поста управления огнём, пробил штурманскую рубку и разрушил цистерны горячей и холодной воды, потоки которой мешали людям на мостике до тех пор, пока не догадались отключить насос. Оборудование рубки, включая эхолот, было уничтожено. Проходя через рубку, снаряд изменил траекторию и вышел через внешнюю продольную переборку, оставив в ней дыру размером 1x1,4 м. Вновь рикошетирующие обломки конструкции привели к жертвам, на этот раз, среди команды расположенного рядом поста наблюдения за воздушной обстановкой.
В некоторых источниках указывается, что это был 380-мм снаряд с "Бисмарка", однако размер и характер повреждений свидетельствуют о том, что скорее всего он был 203-мм и "прибыл" с "Принца Ойгена". Оба КДП ввели в строй только через сутки, наладив временную проводку. Управление огнём 133-мм артиллерии могло осуществляться теперь только с кормовых постов.
Следующий 380-мм снаряд (третье попадание) угодил в стойку крана на высоте 3 м над шлюпочной палубой, срикошетировал и взорвался за второй трубой, осыпав осколками, своими и конструкций поста управления краном, всю середину корабля. В трубе образовалась пробоина размером 0,9x1,5 м, кран вышел из строя. Готовый к взлету гидросамолет "Уолрус" был изрешечен осколками и его пришлось срочно выбросить за борт. Множество осколков прошили трубу и шлюпочную палубу, разлетевшись до 15 м. Четыре из них достигли левого заднего КДП 133-мм артиллерии, тяжело ранив в нем одного человека и оставив корабль с единственным постом управления универсальной артиллерией из четырёх.
Еще более серьезным оказалось повреждение рабочего помещения радиолокатора "Тип 284" двумя осколками, убившими или ранившими всех техников и операторов. Многие электрокабели и стояк пожарной магистрали были перебиты. На этом фоне погром, учиненный на шлюпочной палубе, выглядел детской шалостью. 2 шлюпки был и уничтожены полностью, еще 2 пришлось списать за негодностью к починке, а еще 7 повреждённых впоследстви и отремонтировали.
К счастью, бензин из катеров был слит перед боем, и большого пожара не возникло, а несколько мелких очагов удалось быстро ликвидировать. Воздействие этого снаряда дает представление о том, насколько серьезны даже для современного большого корабля последствия на первый взгляд совершенно "бесполезного" попадания.
Гораздо меньшие повреждения вызвало четвёртое попадание, что понятно: на этот раз "Принс оф Уэльс" поразил неразорвавшийся 203-мм снаряд, также попавший в шлюпочную палубу. Он пробил моторный катер правого борта, вошел в надстройку и ударился в 37-мм броневую плиту основания 133-мм установки противоположного, левого, борта. Угол попадания составлял примерно 20° от нормали , и снаряд легко пробил броню, оставив в ней дырку почти правильной круглой формы, диаметром чуть больше своего калибра. При этом он отклонился вверх и попал в 19-мм кольцевой барбет под невыгодным углом, образовав в нем полуметровую дыру, еще раз срикошетировал и ударилс я в кромку швеллера палубного бимса на расстоянии примерно 9 м от пробоины в броне. 133-мм установка осталась в строю, но вновь было перебито несколько электрических кабелей, которые пришлось срочно сращивать. Еще раз отразившись от 37-мм нецементированной брони, снаря д окончательно потерял скорость и упал на палубу. Впоследствии его просто выбросили за борт. Данное попадание является хорошей иллюстрацией причины несрабатывания снаряда при последовательном попадании в несколько тонких преград, постепенно гасящих скорость снаряда, но не активирующих его взрыватель.
Следующие два попадания, пятое и шестое, часто переставляют местами по порядку. По понятной причине: если попадание одного из них было хорошо заметно, другой осталс я своеобразным "невидимкой". Начнём с очевидного.
203-мм снаряд угодил в небронированную обшивку борта позади кормового траверза, оставив в ней отверстие диаметром около 0,45 м. Пройдя внутри корпуса около 3,5 м, он взорвался на броневой палубе, разорвав кабель размагничивания и вызвав лишь незначительные осколочные повреждения каютных перегородок. (В ряде источников отмечается, что англичане сочли этот снаряд "дефектным" как раз по причине столь "мягкого" воздействия.) Единственным видимым последствием было затопление шахты правого вала через повреждённые осколками воздушные коммуникации и нескольких мелких помещений по правому борту, также через дыры от осколков в полу.
А вот еще одно, потенциально очень опасное попадание 380-мм снаряда даже не было замечено в ходе боя. Этот снаряд прошел под водой около 30 м, поразив правый борт в 8,5 м под ватерлинией чуть выше скулового киля, оставив в борту круглую дыру диаметром около полуметра. Движение в воде погасило его скорость, которой хватило на то, чтобы пробить обшивку, две тонкие переборки по 9,5 мм и пройти 3,5 м внутри корабля под углом 40-50° к диаметральной плоскости. В конце концов снаряд уткнулся головной частью в главную ПТП во внутреннем (пустом) отсеке ПТЗ, лишь выщербив в ней небольшую вмятину.
Попадание обнаружилось только в начале июня при осмотре корабля в доке в Розайте. Германский снаряд находился в хорошем состоянии, его взрыватель оставался на месте, но баллистический наконечник был содран при прохождении обшивки и переборок. Если бы взрыватель сработал, "Принс оф Уэльс" мог получить крайне неприятные повреждения, поскольку за переборкой располагалось отделение дизель-генераторов, и пострадать примерно так же, как его оппонент. Но и при непробитии в это помещение начали поступать в небольшом количестве вода и нефть из пробитой и затопленной ПТЗ. В остальном воздействие этого снаряда на боевые возможности оказалось минимальным, лишь совершенно незначительно снизив скорость и вызвав утечку топлива с соответствующим падением дальности. Для того, чтобы извлечь опасный "подарок", в двойном дне пришлось вырезать автогеном отверстия 60 х 120 см, через которые его со всеми предосторожностями и спустили вниз, на специальный резиновый мат.
Наконец последний, седьмой, 203-мм снаряд также проследовал под водой и поразил кормовую часть корпуса в полутора метрах ниже ватерлинии, в 15 см над нижней палубой рядом с баллером руля. Взрыв произошел, очевидно, в момент прохождения обшивки, в которой осталась пробоина 0,5 х 0,2 м, и не был полноценным. Головная часть снаряда отделилась, ударилась о наклонную часть 88-мм броневой защиты рулевой машины и вылетела наружу примерно в 2 м от места попадания, образовав пробоину 80 х 33 см. Броня пробита не была, и повреждения ограничились небольшой деформацией нижней броневой палубы, которая выпучилась на протяжении 7 м. В ней образовалась также выщербина глубиной около 1 см. Местные затопления кают и шкиперской дали совершенно незначительный крен на правый борт, немедленно устраненный минимальными же контрзатоплениями.
Можно сказать, что с попаданиями "Принс оф Уэльс" повезло. 4 из 7 германских снарядов не взорвались, однако, вопреки частым утверждениям о плохих качествах их взрывателей, в большинстве случаев детонации не было по вполне объяснимым причинам. Но, конечно, более чувствительные взрыватели могли привести к взрывам во всех случаях, что привело бы к значительно более неприятному результату. В частности, линкор точно остался бы без командира и, скорее всего, на время потерял бы управление.
Тем не менее и без того счастливо избежавший смерти Лич оказался в чрезвычайно неприятном положении. Его корабль, не потерявший своих оборонительных качеств и скорости, остался практически беззащитным перед 16 пушками главного калибра противника - против двух своих. "Принс оф Уэльс" описал полную циркуляцию влево в 6.20 и через 13 минут лёг на юго-западный курс.
Выход из боя, совершенно логичный, был одобрен ставшим теперь старшим начальником "на месте", контр-адмиралом Уэйк-Уокером, чей флаг развевался на "Норфолке". (Оба тяжёлых крейсера все 20 минут боя находились по оба борта от противника на предельной дистанции видимости. Их орудия в принципе могли стрелять на 16 миль, но лишь "Норфолк" сделал несколько совершенно неэффективных выстрелов по "Бисмарку", давших заметные недолёты). "Принс оф Уэльс" присоединился к "Норфолку" слева от противника и продолжил слежение на скорости 26 узлов.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#21 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 17 апр 2017, 15:35

Уэйк-Уокер преследует "Бисмарк".


Подстегнутый резкой радиограммой из Адмиралтейства, Уэйк-Уокер сосредоточил оба своих крейсера и "Принс" в одн у колонну, намереваясь при удобном случае вновь вступить в бой. Сложностей в поддержании контакта поначалу не возникало, поскольку первоначально следовавший 28-узловым ходом "Бисмарк" после полудня сбросил скорость сначала до 26, а затем и до 24 узлов. Примерно в то же время погода начала портиться. Дождевые шквалы чередовались с широкими полосами тумана. Видимость сильно колебалась, от 2 до 18 миль, и единственная надежда оставалась на радиолокаторы. И в какой-то момент РЛС "Тип 284" на "Саффолке" потеряла цель. Флагманский крейсер Уэйк-Уокера и "Принс оф Уэльс" совершили полную циркуляцию влево в попытке восстановить контакт, но без успеха.
Прошло более 40 минут в жутком напряжении, когда в 13.23 "дичь" сама показалась прямо перед "охотниками" на дистанции 8 миль. Желание сражаться у "командующего на месте", оказалось не слишком активным, он немедленно отвернул влево. На самом деле, "Бисмарк" специально повернул на англичан, пытаясь организовать отход "Ойгена", который должен был отделиться и следовать самостоятельно. "Принс оф Уэльс" в этом коротком эпизоде не дал ни одного залпа.
Сомкнутое построение несло в себе риск потерять противника, что и произошло в условиях постоянно ухудшавшейся погоды в 17.15. Но около 18.30 видимость улучшилась, и 10 минут спуст я из полосы тумана показался "Бисмарк", идущий не на юг, а в прямо противоположном направлении, на север, прямо на "Саффолк", находящийся в 13 милях. Пока англичане совещались, германский линкор сблизился на 10 миль и открыл огонь. Крейсер отвернул и поставил дымовую завесу, однако снаряды противника продолжали падать в опасной близости от него.
Пришлось опять вступать в дело "Принс оф Уэльс". Он и "Норфолк" немедленно повернули на противника, и в 18.46 британские корабли открыли огонь с дистанции около 150 кабельтовых. В течение следующих 12 минут "Принс оф Уэльс" дал столько же залпов, как в первом бою, но не только не достиг попаданий, но даже не смог ни разу накрыть цель. Снова сразу же начались проблемы с башенной механикой: орудие №1 в башне "А" вышло из строя после второго залпа, орудие №3 - после девятого. В итоге вместо 48 снарядов был выпущен 41 (86%); заметное улучшение по сравнению с первым эпизодом, но всё-таки явно недостаточное.
Первые два залпа легли справа от цели, затем целик был правильным, но следующие два легли недолётами, а добавление 800 ярдов дальности по "лестнице" привело к тому, что 5-й и 6-й оказались перелётами. Огонь был временно прекращён. Лич повернул на 30° к противнику, надеяс ь сблизиться, но теперь не могла стрелять кормовая башня. Стрельбу возобновили в 18.54, но пришлось пристреливаться снова: залпы 7-й и 8-й оказались неверными по направлению, а 9-й и 10-й вновь легли недолётами. Опять дальность увеличили на 800 ярдов, и два последних залпа упали за целью.
"Бисмарк" ответил тремя залпами по "Принс оф Уэльс", также совершенно неэффективными, после чего отвернул, увеличил дистанцию и снова лёг на южный курс. На этот раз "Ойген" незаметно отделился от своего подраненного флагмана.
Уэйк-Уокер пытался сформировать подходящую для преследования комбинацию из своих "трёх пальцев", но для сопровождения всё ещё быстроходного германского линкора на предельных дальностях кораблей явно не хватало. Хотя адмирал так и не собрал свои силы в "кулак" до наступления темноты, в 19.26 он вновь просигналил Личу, чтобы "Принс оф Уэльс" открывал огонь "только в ответ", поскольку он "не хотел, чтобы противника вынуждали склоняться на запад".
Англичане ещё поддерживали контакт в течение всей ночи, хотя риск его потери с утра опять становился значительным, тем более что крейсера и линкор теперь следовали зигзагом под углом 30° к генеральному курсу, опасаясь германски х подводных лодок, которые по всем расчётам уже могли подтянуться к месту действия.
Так и произошло: "Саффолк" неоднократно терял "Бисмарк" в течение последних суток, но до поры до времени восстанавливал его. Однако вечно продолжаться такая игра не могла, и около 3.30 25 мая "немец" был потерян окончательно. На этот раз все попытки восстановления контакта оказались безуспешными.
Такой образ действий "командования на месте" впоследствии вызвал гнев Первого Морского лорда, адмирала Дадли Паунда. Морской министр настаивал на проведени и судебного расследования в отношении как Лича, так и Уэйк-Уокера. Обвиненным в "недостаточной активности" (Паунд считал, что "Принс оф Уэльс" и оба крейсера «должны были сблизиться и возобновить бой") могла грозить отставка, если бы не решительная защита со стороны командующего Флотом Метрополии. Тови заявил, что он готов спустить свой флаг и прибыть на заседание военного суда в качестве "друга подсудимого". Паунд, во многом сам виновный в распределении сил, отказался от обвинений и вместо отставки Уэйк-Уокер получил за бой Орден за выдающиеся заслуги!
Часто высказывается прямо противоположная мысль, что недостаточно активным оказался Лютьенс. Некоторые наши современники считают , что немцам следовало бы добить "Принс оф Уэльс" сразу или в ходе второй стычки и вернуться домой. Такое мнение очень напоминает предложение адмиралу Рожественскому "броситься" на японцев в первые минуты Цусимского боя. Поврежденный в носовой части германский линкор имел в этот момент примерно такую же скорость, как "англичанин". Даже если бы "Бисмарк" сразу лег на курс преследования, ему пришлось бы долго вести огонь из двух передних башен, идя против волны и ветра в условиях Северной Атлантики. Возможные попадания на остром курсовом угле с кормы были бы для "Принс оф Уэльс" не слишком опасны - во всяком случае, он сохранил бы ход. При бое на отходе вооруженные торпедами два английских тяжелых крейсера более чем уравновешивали возможную помощь со стороны "Принца Ойгена". Так что даже чисто боевые шансы германского отряда представляются достаточно сомнительными. Далее, на "Бисмарке" не знали, насколько сильно поврежден корабль противника и почему он вышел из боя: до этого он вёл активную стрельбу. Но гораздо большее значение имеют оперативные и стратегические соображения. Лютьен с не имел никакого представления о расположении и составе британских морских сил. В любой момент и с любой из трех сторон горизонта (кроме, пожалуй, северо-запада, где находилась Гренландия и льды) он мог ожидать появления кораб­лей противника. В частности, они могли находиться на пути его отхода. Не менее важно то задание, которое получил немецкий адмирал. Уничтожение конвоев могло принести гораздо больший политический и материальный эффект, чем повреждение второго британского линейного корабля.

"Принс оф Уэльс" уходит со сцены.


Между тем запас топлива на "Принсе" уменьшился до критических пределов, о чём не был достаточно осведомлён находившийся на "Кинг Джордж V" командующий Флотом Метрополии Тови, приказавший поначалу Личу идти на соединение, да ещё полным ходом.
"Принс оф Уэльс" должен был заменить "Рипалс", на котором, в свою очередь, тоже кончалось топливо. (Поистине, эта проблема стала едва ли не главной во всей операции по поимке могучего рейдера.) Получилось в итоге, "как всегда": линейный крейсер ушёл, а после сообщения о состоянии дел на "Принс оф Уэльс" адмирал прекратил и его мучения, отправив, наконец, на базу для приёмки топлива.
После заправки топливом в Исландии "Принс оф Уэльс" отправился в Розайт для ремонта и доводки башенных механизмов. (В походе шарнирные лотки в башне "Y" заклинивались еще два раза!) В своем донесении о бое кэптен Лич отметил ряд существенных недостатков конструкции линкора, в частности, необходимость улучшить вентиляцию отсеков котельных отделений вспомогательных машин, в которых в ходе сражения температура повысилась до 49°С. Он указал также на полную беззащитность от осколков помещений управления радарами, директоров вспомогательного калибра и большинства электро- и сигнальных коммуникаций. Отмечалось также заливание башни "А" и высокая пожарная опасность деревянных шлюпок (известная уже сотню лет). Часть боевого опыта учли в ходе ремонта, но некоторые работы так и не
провели. В частности, вентиляция котельных отделений осталась неудовлетворительной, что сказалось в ходе японской воздушной атаки в декабре 1941 года.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#22 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 20 апр 2017, 23:19

"King George V" против "Бисмарка".


Еще вечером 22 мая 1941 года "Кинг Джордж V" по д флагом командующего Флотом Метрополии адмирала Тови вместе с авианосцем "Викториес", крейсерами "Орора", "Галатея", "Кения" и "Хермиони" и 7 эсминцами вышел из Скапа-Флоу. Утром следующего дня к отряду присоединился линейный крейсер "Рипалс" и 3 эсминца, шедших из Клайда, и то, что в данный момент несомненно можно было считать "главными силами британского флота в отечественных водах", взяло курс на северо-восток, в проход между Исландие й и Фарерскими островами. Только после 8 вечера на флагмане была перехвачена одна из радиограмм с "Норфолка", из которой следовало, что "Бисмарк" находится в Датском проливе. Положение своих сил вполне удовлетворяло Тови, который только немного изменил курс на северо-запад, чтобы вовремя перехватить противника.
Последовавшие после гибели "Худа" противоречивые сообщения запутали дело. Теперь лишь соединение Тови являлось основной силой, способной уничтожить германский рейдер, и командующий флотом взял курс на прямой перехват "Бисмарка". Рано утром 24 мая "Кинг Джордж V" и другие корабли следовали юго-западным курсом примерно параллельно противнику, с которым рассчитывали выйти на дистанцию видимости около 9 утра следующих суток.
Около 4.00 Тови отделил "Викториес» и 4 крейсера для атаки германского линкора. Авианосец был в принципе грозной силой, но фактически находился примерно в том же состоянии, что и "Принс оф Уэльс": только недавно принятый комиссией совершенно "сырой" корабль. По мнению командира "Викториеса", его летчики, не только не имевшие никакого боевого опыта, но и не летавшие над открытым морем и в большинстве своём совершившие только одну(!) посадку на палубу, могли вернуться обратно с дистанции не более 100 миль.
Первая атака началась поздно вечером, в 22.00, когда с целью удалось сблизиться хотя бы на 120 миль. 9 "суордфишей" прибыли на место и сориентировались по "Принс оф Уэльс", который направил их на цель. Но самолёты увидели и на "Бисмарке", который вовремя открыл зенитный огонь. Тем не менее англичанам, сбросившим торпеды довольно далеко, примерно в 800-900 м, удалось добиться одного попадания в середину корпуса. Однако из-за недостаточного углубления торпеда угодила в броневой пояс и повреждения оказались совершенно незначительными.
"Бисмарк" на этот раз продемонстрировал свою "непотопляемость", но не совсем бесплатно. От резких манёвров на скорости 27 узлов маты, прикрывавшие дыры от снарядов "Принс оф Уэльс", и их подкрепления сместились со своих мест, открыв старые течи. Скорость пришлось сбросить на час до 16 узлов, чтобы восстановить временные "затычки". Затем ход увеличился до 20 узлов, но это было не столь уж далеко от возможного максимума для германского линкора, который к тому времени лишился двух котлов в затопленном КО №2.
После потери контакта отрядом Уэйк-Уокера Тови совершил, в общем-то, вполне простительную ошибку. Он продолжал идти прежним юго-западным курсом и пересек направление движения "Бисмарка" и "Ойгена" далеко впереди. Утром 25 мая главные силы Флота Метрополии свелись к единственному кораблю: "Рипалс" ушёл в Канаду, "Принс оф Уэльс" следовал в Исландию, все 9 эсминцев эскорта отправились туда же для дозаправки. Флагманский "Кинг Джордж V" остался в гордом одиночестве.
Но противник был далеко, и о его перемещениях после потери контакта "Саффолком" не было известно ничего или почти ничего. В результате Тови метался по просторам Атлантики в самых различных направлениях, резко меняя решения. 24 мая Тови шёл курсом на запад, затем на юго-запад, надеясь перехватить "Бисмарк" на пути в Атлантику. Весь остаток дня, ночь и утро 25-го он двигался практически под прямым углом по отношению к курсу противника. Затем, около 10.45 он развернулся практически на обратный курс, следуя на северо-восток в предположении, что неуловимый германский линкор возвращается домой через Фарерский пролив, а на деле удаляясь от него все более и более. В итоге "Кинг Джордж V" и "Принс оф Уэльс" так и не соединились, причём каждый из линкоров следовал в одиночку, без какого-либо сопровождения. Крайне рискованное мероприятие для всего флота в водах, вполне доступных для германских "U-ботов".
В 2 часа дня Тови получил сообщение Адмиралтейства, в очередной раз полностью перевернувшее его представление об обстановке. Береговые пеленгаторные станции перехватили две радиограммы с "Бисмарка", отправленные с разницей примерно в 1 час, и определили не только его примерное местоположение, но и направление движения. Становилось ясно, что "немец" идёт к побережью Франции скорее всего в Брест. Тем не менее, командующий ещё 4 часа продолжал двигаться на северо-восток, поскольку Адмиралтейство до сих пор считало, что надо перекрыть врагу именно дорогу назад на основании неверной прокладки на карте. Почему - так и не было выяснено. Туда же "шлёпал" и неторопливый "Родни".
Адмирал приказал своим штурманам самим произвести прокладку по данным радиоперехвата, после чего стало кристально ясно, что "Бисмарк" находится уже спереди от него примерно в 150 милях и следует на юго-восток. В 18.10 он приказал командиру "Кинг Джордж V" кэптену Паттерсону повернуть на параллельный предполагаемому германскому курс. Адмиралтейство лишь через час подтвердило, что он прав. Теперь "Принс оф Уэльс", находившийся ещё в 130 милях севернее, окончательно выходил из игры. Но в распоряжении Тови оставались значительные силы.
Помимо его флагманского корабля в преследование могли включиться 3 крейсера, включая неутомимый "Норфолк", Соединение "Н" в составе линейного крейсера, авианосц а и лёгког о крейсера и, главное, "Родни" с его тремя эсминцами. Последние занимали наиболее выгодное положение для перехвата, но плохая погода плюс ограниченная скорость отнюдь небыстроходного линкора уже к вечеру 25-го выводили из игры и его. Что касается "Кинг Джордж V", то, помимо уже сказывающегося недостатка топлива, он неумолимо приближался к базам германских подводных лодок во Франции - без какого-либо прикрытия.
Настоятельный просьбы командующего флотом, по-прежнему имевшего "на месте" единственный корабль, услышали в Адмиралтействе. И даже рискнули лишить эскорта эсминцев трансатлантический конвой WS.8B, находившийся в 300 милях к востоку от "Кинг Джордж V". Пять эсминце в кэптена Ф.Вайена экстренно направились к британским линкорам, в надежде присоединиться к ним где-то около полудня 26 мая.
Утро этого дня внесло наконец полную ясность в положение противника. В 10.30 следующего числа от летающей лодки "Каталина" Берегового командования (которую, кстати, пилотировал американский летчик) поступил долгожданный рапорт о восстановлении контакта с "Бисмарком".
Тови теперь мог точно оценить положение, которое выглядело весьма сомнительным. "Бисмарк" находился далеко впереди, а топливо на британских кораблях стремительно расходовалось. Правда, около 16.00 того же 26 мая "Кинг Джордж V" получил важнейшее подкрепление: к отряду присоединился линейный корабль "Родни" в сопровождении двух эсминцев, занявший место в строю позади флагмана. Теперь, по крайней мере, можно было не опасаться за исход боя с поврежденным "немцем". Оставалось только вступить в этот бой, для чего необходимо было любой ценой снизить скорость противника. Ведь на обоих линейных кораблях англичан и так критически малый запас топлива падал с каждым часом.
Единственным пригодным для этог о средством оказались торпедоносцы авианосца "Арк Ройял", входившего вместе с "Ринауном" в состав Соединения "Н" адмирала Сомервилла. Этот отряд вышел из Гибралтара и днём 26 мая был на дальности, позволявшей нанести воздушный удар. Сомервилл выслал вперёд крейсер "Шеффилд" для установления контакта и приказал атаковать авиации с "Арк Ройял". Первая атака около 15.50 закончилась полным провалом: 11 "Суордфишей" сочли подходящей целью... "Шеффилд". К счастью для англичан, он сумел увернуться от тех торпед, которые лётчики успели сбросить до осознания ошибки. В какой-то мере даже этот "налёт на своих" оказался полезным: англичане убедились, что их неконтактные магнитные взрыватели для торпед действуют очень плохо, взрываясь в кильватерной струе или при ударе при приводнении. Их заменили для следующего вылета на обычные ударные. И вторая атака 15 "Суордфишей" в наступающей темноте, между 20.47 и 21.27, достигла успеха.
После атаки самолёты оказали неоценимую услугу, подтвердив сообщение, странное на первый взгляд "Шеффилда" о том, что "Бисмарк" совершенно неожиданно движется не на юг, а в прямо противоположном направлении, непосредственно на преследующих его англичан! Тови сначала просто не мог в это поверить, и даже заметил офицерам своего штаба, имея в виду командира крейсера: "Я опасаюсь, что Парком присоединился к Клубу Наоборот", сочтя, что тот ошибс я при определении курса противника на 180°, спутав нос и корму весьма симметричного германского корабля. Не поверил адмирал в свою удачу и после первого рапорта с наблюдавшего за грозным "немцем" "Суордфиша". Посовещавшись со своим штабом, Тови пришёл к выводу, что "Бисмарк" описывает полную циркуляцию после атаки торпедоносцев. Однако несколько минут спустя и с крейсера, и с самолёта поступили сообщения о том, что они не ошиблись. Адмирал вздохнул с облегчением. Теперь оставалось ждать рассвета.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#23 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 23 апр 2017, 23:10

Германский линкор оказался в очень тяжелом положении. Попытки освободить руль провалились. Командир "Бисмарка" капитан 1 ранга Линдеманн предлагал даже такие экзотические меры, как взорвать баллер или взять на буксир субмарину, которая играла бы роль своеобразного плавучего руля! Впрочем, ни на то, ни на другое не было ни времени, ни средств. Оставалось пытаться управляться с помощью машин. Но и тут, перепробовав все возможные комбинации оборотов и направления вращения трёх валов, командир линкора убедился, что корабль не может идти против волны. Попытки дать большой ход приводили к тому, что линкор начинал описывать циркуляцию. Единственное, чего удалось добиться, - более или менее устойчивого движения со скоростью 7-8 узлов, но для этого пришлось повернуть на курс 340 (северо-северо-запад), практически навстречу англичанам.
Теперь стол ь желанный для англичан бой становился не только реальным, но практически неизбежным. Британский адмирал проявил себя очень хладнокровным тактиком. Не желая вступать в ночной артиллерийский бой, он в 23.00 даже на короткое время отвернул от противника на восточный курс, затем "пристроился" к нему на северо-восточном курсе и лишь в 2.21 следующего дня , 27 мая, лёг на окончательный сходящийся курс на запад.
Нежелание вступать в ночной бой не распространялось на эсминцы. Напротив, Тови приказал атаковать "Бисмарк" эсминцам "Зулу", "Маори", "Коссак" и "Сикх". Точные результаты ночных действий эскадренных миноносцев так и остались неизвестными, но сколь-нибудь серьезных дополнительных повреждений германский линкор не получил.
На "Кинг Джордж V" ночь перед боем превратилась в день. Около часа ночи команде даже выдали горячее: гороховый суп, бутерброды с солониной и чай с кексами - очень поздний обед (или очень ранний завтрак) продолжался до 5 утра. Так удалось несколько успокоить нервы: встреча с противником ожидалась около 7.00.
Пока же рано утром 27 мая отряд Тови вновь увеличил скорость. Условия предстоящего сражения, в общем, благоприятствовали англичанам, 6-бальный ветер, дувший с северо-востока и мешавший не имевшему управления "Бисмарку", сочетался с хорошей видимостью, не препятствующей своевременному обнаружению противника. Тови решил сблизиться с германским линкором с западного направления, используя преимущества утреннего освещения и хода волн. Кроме того, общее расположение сил не дало бы возможности "Бисмарку" использовать дымзавесу. Единственным недостатком западного направления было то, что стрельбе англичан мешал бы дым из собственных труб (что и наблюдалось на практике). Британские корабли могли выйти на противника весьма точно, поскольку эскадренный миноносец "Маори" постоянно наблюдал за "Бисмарком" и тут же передавал данные на "Кинг Джордж V". Ориентируясь по его сообщениям и результатам радиопеленгования своего эсминца, на карте удалось хорошо воспроизвести относительное положение всех кораблей.
Что касается тактики боя, то в 7.37 утра Тови передал сигналом на "Родни", что тот может маневрировать самостоятельно, находясь в 6-8 кабельтовых слева от флагмана. Атака разделенными силами затруднила бы немцам ведение огня: им либо пришлось бы переносить его с одной цели на другую, либо разделить между обоими британскими линкорами. Так командующий Флотом Метрополии отказался от одного из тактических приёмов несчастного Холланда (действия в сомкнутом строю), но второй применил. Тови решил сближаться с противником носом, стремясь подойти как можно ближе для решительного боя. Но теперь риск казался более оправданным: противник был в одиночестве, ему приходилось выбирать цель, и, главное, находился он в далеко не лучшей форме. Да и оба британских линкора имели сильный огонь в носовых секторах.
В 8.10 линейные силы установили контакт со следившим за "Бисмарком" крейсером "Норфолк" и произвели окончательную коррекцию курса, а в 8.42 немецкий линкор был замечен с "Кинг Джордж V" справа по носу по курсу 117° на дистанции около 15 миль.
"Родни" обнаружил противника почти одновременно, также справа по носу, определив дистанцию несколько меньше - 12 миль. "Бисмарк" шел практически прямо на корабли Тови, которые уже двигались в разомкнутом строю (дистанция между линкорами 8 кабельтовых) на скорости 19 узлов.
Через 4 минуты после обнаружения противника, в 8.47 "Родни" открыл по нему огонь из двух передних башен с дистанции 11,5 миль, а спустя минуту к нему присоединился "Кинг Джордж V". Тови продолжал сближаться на остром курсовом угле, стреляя 2/3 артиллерии. Но на этот раз удача оказалась не на стороне немцев. Хотя "Бисмарк", выбравший в качестве цели "Родни" и открывший по нему огон ь в 8.49, накрыл свою цель вторым же залпом, причем один из снарядов лег всего в 20 м от борта, прямых попаданий не было. "Родни" немедленно предпринял индивидуальный маневр уклонения, и последующие залпы "Бисмарка" дали большой перелет, затем недолет и вновь несколько перелетов.
Вначале англичане испытывал и значительные затруднения с определением дистанции: дальномеры не могли надёжно "схватить" цель, двигавшуюся прямо на "Кинг Джордж V". Помог радиолокатор: РЛС "Тип 284" выдала дистанцию в 125 кабельтовых, оказавшуюся достаточно точной. Однако наблюдать падение своих снарядов первоначально не удавалось из-за плохой видимости и густых клубов дыма от залпов "Бисмарка", вовсе скрывавших его из вида. Данные радиолокатора по корректировке вначале оказались неверными: оператор скорее всего спутал свои всплески с всплесками "Родни", определив недолёт, и все первые залпы "Кинг Джордж V" легли перелётами.
Между тем огонь "Родни" оказался достаточно точным: он накрыл «Бисмарка" третьим залпом, добившись одного попадания (в 8.50). 2 минуты спустя кэптен Паттерсон отвернул на 20° вправо, чтобы удалиться от своего "напарника". Оператор РЛС "Тип 284", никогда не практиковавшийся в фиксации цели при столь быстром сближении, продолжал тщетно искать её на той же дистанции. Наконец, в 8.53 радиолокатор выдал новое расстояние, 102 кабельтова. Немедленно линкор выпустил 2 залпа с отклонением в 200 ярдов в обе стороны от этой дистанции. И достиг успеха: первый же залп накрыл наконец цель и дал попадание в район носовой надстройки, на уровне верхней палубы. Последовала яркая вспышка, и на неприятельском корабле возник пожар. Вообще, попадание спустя 5 минут после начала стрельбы можно считать неплохим результатом, учитывая крайне непростые условия, включая плохую погоду и очень большие изменения прицела.
Не оплошал и "Родни" - спустя 7 минут после его первого успеха последовало еще одно, очень важное попадание. 16-дюймовый снаряд вывел из строя носовую башню немецкого корабля (попав в палубу перед ней). Так уже спустя 10 минут после начала сражения "Бисмарк" оказался в очень тяжелом положении - его стрельба (из одной башни "В") стала неточной и медленной. Между тем дистанция быстро уменьшалась, и около 9.00 она составляла примерно 80 кабельтовых. В 8.59 Тови приказал обоим линкорам отвернуть вправо, меняя курс с юго-восточного на южный. Пару минут спустя "Кинг Джордж V" выполнил поворот, вводя в дело кормовую башню, а вскоре за ним последовал и "Родни", ложась на общий курс 175.
Огневое преимущество англичан стало значительным. Примерно в то же время (в 9.02 или в 9.03) снаряд попал в возвышенную переднюю башню "Бисмарка". Броня была пробита, силой взрыва была выбита с места и выброшена за борт задняя плита башни. Почти одновременно другим попаданием был выведен из строя центральный пост управления огнем на передней мачте - этот же снаряд убил или ранил большинство офицеров штаба Лютьенса и командования корабля. Еще через 10 минут аналогичная судьба постигла носовой пос т управления огнем, а спустя еще 6 минут - кормовой, в результате чего "Бисмарк" остался полностью без централизованной системы управления стрельбой. Около 9.15 оставшиеся две кормовые башни перенесли огонь на "Кинг Джордж V", однако флагман Тови находился под обстрелом всего 5 минут, посл е чего германский линкор вновь возобновил огонь по "Родни", стреляя из единственной боеспособной кормовой башни "С".
Таким образом, менее чем за полчаса после начала боя немецкий "супер-линкор" оказался полностью выведенным из строя. Трудно оценить, какой именно из британских линейных кораблей сыграл в этом главную роль. И "Кинг Джордж V", и "Родни" выпустили в начальной фазе боя примерно одинаковое число снарядов. "Родни» все время находился чуть ближе к неприятелю, и условия наблюдения с него были лучше. К 9.15 он дал 37 залпов, добившись, очевидно, 6 попаданий. "Кинг Джордж" выпустил около 30 залпов, из которых 6 или 7 дали накрытия. Наблюдать точно за падениями снарядов было сложно, поскольку около цели в минуту падало почти 4 залпа крупнокалиберной артиллерии, не считая 8-дюймовых с "Норфолка" и "Дорсетшира", которые также поспешили присоединиться к делу. А с 9.05 в бой вступила ещё и средняя артиллерия обоих британских линкоров. Оба "англичанина" использовали исключительно бронебойные снаряды главного калибра, оказывавшие сокрушительное действие на дистанциях первой стадии боя (от 70 до примерно 50 кабельтовых).
К этому времени "Бисмарк" на контркурсе проскочил мимо английских кораблей, поэтому в 9.16 "Родни" повернул вправо на обратный курс. Двигаясь теперь на север параллельно зарывавшемуся в волнах немецкому линкору, он продолжал осыпать его снарядами с 45 кабельтовых. Полностью включился в "экзекуцию" и «Кинг Джордж V". За первые 13 минут второй фазы боя (по британской раскладке, она продолжалась с 9.00 до 9.20) он выпустил 22 залпа со средней скорострельностью 1,7 выстрела в минуту, добившись 14 накрытий (почти в 2/3 залпов) и нескольких "вероятных попаданий". В 9.15 14-дюймовые снаряды попали в кормовую часть "Бисмарка", выведя из строя одну из его ещё стрелявших башен в корме.
Тови изначально хотел поберечь свой новый корабль (точнее, его орудия, поскольку самому "Кинг Джорджу" уже мало что угрожало: единственное, что удалось заметить на борту, это падение недолётом небольшого, скорее всего, 150-мм снаряда примерно в 50 м от корпуса). Однако и сам адмирал уже вошёл в азарт и захотел участвовать в том, что уже сложно было назвать боем, скорее избиением. Ещё в 9.15 он воскликнул, обращаясь к командиру "Кинг Джордж V": "Ближе, ближе, я не вижу достаточно попаданий!".
Паттерсон последовал приказу и, как отмечалось, развернул флагманский корабль на 180°, причём обе носовые башни вели огонь во время этого поворота. В 9.21 стрельбу активно продолжила 133-мм батарея, добившись с дистанции около 55 кабельтовых "значительного числа попаданий в небронированные надстройки" германского линкора.
Однако в целом огонь с флагманского корабля в это время стал менее действенным. Во-первых, цель временами закрывалась дымом и всплесками от 16-дюймовых снарядов "Родни". Во-вторых, временн о вышел из строя столь хорошо себя проявивший артиллерийский радиолокатор "Тип 284", позволявший вести огонь в этих непростых условиях. Это произошло на дистанции около 62 кабельтовых. Причиной стало сотрясение от собственных залпов - как потом выяснилось, отломилась пайка на проводе питания его панели управления.
В-третьих, начались традиционные неполадки в орудийных башнях ГК. Башня "А" в 9.22, после 31 минуты безотказной стрельбы, полностью вышла из строя и прекратила огонь на следующие 30 минут из-за заедания механизмов подачи. Все 4 орудия вышли из строя и в башне "Y", хотя не настолько долго, на 7 минут.
Как обычно, лучше всех вела себя двухорудийная возвышенная установка, которая тем не менее тоже прекращала стрельбу, правда на короткое время. Это, так сказать, групповые отказы, кроме того, отдельные орудия во всех трёх башнях регулярно выходили из строя при установке на малые углы возвышения или при понижения. Периодически действовало всего 2 орудия из 10, только 20% артиллерийской мощи ! А число стволов в залпе доходило до одного, что делало невозможным наблюдать за накрытиями даже для самого подготовленного артиллерийского офицера. В отличие от главного калибра, универсальный действовал вполне удовлетворительно: 133-миллиметровки правого борта выпустили по 77 снарядов на ствол без единого пропуска.
Очень тяжёлыми оказались условия в погребах боезапаса. Для соблюдения всех мер безопасности против возможного проникновения пламени вентиляцию полностью перекрыли. Температура быстро достигла 38°С, а воздух стал очень тяжёлым. Люди, находившиеся в состоянии боевой готовности уже на протяжении полусуток, испытывали головную боль, тошноту и сильнейшую усталость. Хотя они пытались выполнить свой долг как можно лучше, некоторые пропуски в стрельбе вызывались ошибками и нерасторопностью прислуги погребов.
Несложно увидеть, что в отношении боеспособности артиллери и главног о калибр а головной корабль серии, формально находившийс я в составе флота уже почти полгода, мало чем отличался от только что вступившего в строй "Принс оф Уэльс". Не здорово обстояло дело и с управлением огнём. В сложной обстановке после выхода из строя артиллерийского локатора наблюдение за всплесками стало делом почти невозможным, хотя дистанция сократилась до 40 кабельтовых. В 9.29 к делу приспособили РЛС наблюдения за воздушными целями "Тип 279", и, надо сказать, весьма успешно: всплески на экране наблюдались довольно отчётливо. За первые 9 минут после её подключения было получено 4 накрытия, тогда как после возвращения этой РЛС к своим основным обязанностям за 24 минуты удалось достичь только трёх накрытий.
К счастью, дело уже было сделано, причем основную роль продолжал играть "Родни". Его командир, кэптен Ф. Дальримпл-Гамильтон, сделал то, что уже целых полтора века не делал ни один из командиров британских линкоров: вышел из строя и маневрировал самостоятельно. Естественно, после получения сигнала от Тови, "Родни" развернулся вправо на 180° и пересек курс "Бисмарка" на дистанции всего 15-20 кабельтовых.
В 9.31 замолчала последняя башня ГК, а к 9.40 с геманского корабля прекратился огонь не только главного, но также и вспомогательного калибра.
В 9.52 "Кинг Джордж V" также сблизился с «Бисмарком", следуя курсом 220 (на юго-восток). Флагманский линкор сбросил ход с 19 до 14 узлов, чтобы изменения параметров стрельбы по практически неподвижной цели было не столь значительным. 133-мм орудиям было приказано прекратить огонь: англичане опасались воздушных атак. Около 10.00 "Кинг Джордж V" прошёл мимо "Бисмарка» на дистанции около 33 кабельтовых, и вновь изменил курс, теперь на северо-западный, чтобы не выпускать противника из углов стрельбы. В 10.05 Тови приказал Паттерсону сблизиться на малую дальность, чтобы, наконец, прикончить врага, который прекратил стрелять, но упорно не хотел тонуть. Адмирал во вполне английском духе воскликнул:
"Кто-нибудь, принесите мои дротики для дартс! Посмотрим, сможем ли мы утопить его хотя бы ими!"
Вместо стрел для дартс "Кинг Джордж V" выпустил в "Бисмарка" 8 залпов с совсем близкой дистанции (15 кабельтовых). На таком расстоянии попадания были уже хорошо заметны: пара снарядов вошли в корпус у основания многострадальной носовой надстройки, а один пробил лобовую плиту башни "В", вызвав её взрыв. Удалось даже заметить, что тыловую плиту выбросило за борт. В 10.16 флагман вновь изменил курс влево,
чтобы слишком не сближаться с противником. Несколько залпов, которые на угле 175° дала кормовая башня, оказались разрушительными не только для противника. Здесь британский линкор получил свои единственные "повреждения от артиллерии": стрельба на нулевом угле возвышения или даже с небольшим снижением вызвала небольшие деформации палубы в корме. В 10.21 был отдан приказ прекратить огонь. Тови поднял сигнал: "Любые корабли с торпедами - сблизиться и торпедировать". Но "Дорсетшир"уже предугадал пожелание, выпустив с 18 кабельтовых пару торпед в правый борт "Бисмарка", а затем ещё одну - с 13 кабельтовых в левый. Немцы настаивают на том, что их "непотопляемый" корабль пошёл ко дну в результате того, что экипаж открыл кингстоны и подорвал заряды на днище, но, несомненно, он затонул бы даже без попаданий торпед, исключительно в результате артиллерийского огня англичан.
Изображение - английская версия схемы боя 27 мая 1941 года.
Вообще количество попаданий в последней стадии было весьма значительно. Обследование останков германского линкора засвидетельствовало полное разрушение главной носовой надстройки, причем броневая рубка по количеству дырок была похожа н а кусок швейцарского сыра.
То, что "Бисмарк" продолжал держаться на плаву, объясняется несколькими факторами. Во-первых, комбинация 320-мм пояса и 110-мм скоса палубы (к тому же очень пологого) была эквивалентна на малых дистанциях 600-700 мм вертикальной брони , что исключало надежное пробивание британскими орудиями на любых курсовых углах, заметно отличающихся от 90°. Во-вторых, стрельба на 1,5 мил и с минимальными углами возвышения (и, соответственно, падения) приводила к попаданиям исключительно выше ватерлинии. Поэтому "Бисмарк" принимал воду достаточно медленно. Тщательное разделение на отсеки и отличные действия экипажа продлили его агонию, но сказать, что германский линкор оказался "непотопляемым", нельзя. Даже без последней торпедной атаки, предоставленный самому себе, он, несомненно, затонул бы весьма скоро.
Поражает та легкость, с которой британские корабли разделались с более крупным и в принципе более совершенным противником, прекратив его активное сопротивление примерно за полчаса, не получив при этом никаких повреждений. Уничтожение "Бисмарка", первой жертвы среди современных линкоров, показало, что даже весьма удачно сконструированные корабли, имеющие очень хорошую защиту и управление огнем, могут стать практически небоеспособными в результате нескольких удачных попаданий, в частности в центры управления. В общем, "Худ" был полностью отомщен, а немцы не добились в этом сражении ни одного попадания, что не слишком удивительно, поскольку "Бисмарк" ни разу не стрелял всеми 8 орудиями, в основном ведя огонь из одной или двух башен. И главное, при этом он не мог устойчиво держать курс, постоянно рыская из-за злополучного заклиненного руля.
Считается, что новый британский линкор в ходе этого боя оставался как бы "в тени", находясь на большей дистанции и стреляя реже, чем "Родни". На деле оба линкора выпустили вполне сравнимое число снарядов: "Кинг Джордж V" - 339 из орудий ГК и 60 из 133-миллиметровок, а "Родни" - 380 16-дюймовых и 716 6-дюймовых. К этому "Дорсетшир" и "Норфолк" добавили ещё 761 8-дюймовый. Страшно даже представить, сколько из них попало в цель, учитывая совсем небольшие дистанции в конечной стадии избиения.
Так что "Кинг Джордж V" поучаствовал в уничтожении "Бисмарка" примерно на равных со своим "напарником". Наиболее существенным недостатком нового линкора оставалась низкая надежность главной артиллерии. Трудно сказать, как бы сложился поединок неуправлявшегося "Бисмарка" с "Кинг Джордж V" в отсутствие 16-дюймового "ветерана". Скорее всего, рейдер все же был бы уничтожен совокупными усилиями британского флота с участием авиации и торпедных кораблей, но, возможно, он успел бы нанести "англичанину" некоторые повреждения. Впрочем, ведущим фактором в операции оставался запас топлива.
Даже в сложившихся удачных обстоятельствах Тови пришлось выйти из боя ещё до того, как "Бисмарк" окончательно скрылся под волнами, и немедленно направиться на базу. Положение с топливом действительно было близким к критическому. Однако, ввиду специфичности его расхода на данных линкорах, предпочтительным оказался поход на 19 узлах, что, по крайней мере, предотвращало атаки подводных лодок и быстро выводило корабли из зоны действия вражеской авиации. Что и было проделано: победитель вернулся в Скапа-Флоу "на своих ногах", не унижаясь до первоначально запланированной дозаправки в Ирландии.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Doctor Web
Супермодератор
Супермодератор
Сообщения: 1110
Зарегистрирован: 06 ноя 2010, 20:36
Награды: 1
Репутация: 18
Настоящее имя: Петр
Пол:: Мужской
Откуда: Украина
:
Активный форумчанин
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 90 раз
Пол: Не указан - Не указан
Ukraine

#24 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Doctor Web » 24 апр 2017, 13:40

Scharnhorst писал(а):Источник цитаты адмирал уже вошёл в азарт и захотел участвовать в том, что уже сложно было назвать боем, скорее избиением. Ещё в 9.15 он воскликнул, обращаясь к командиру "Кинг Джордж V": "Ближе, ближе, я не вижу достаточно попаданий!".

Садист какой-то, елы-палы facepalm:
Scharnhorst писал(а):Источник цитаты Здесь британский линкор получил свои единственные "повреждения от артиллерии": стрельба на нулевом угле возвышения или даже с небольшим снижением вызвала небольшие деформации палубы в корме.

И поделом - нечего было так сближаться :-D
Scharnhorst писал(а):Источник цитаты "Худ" был полностью отомщен

На это можно ответить следующее: спустя 6 месяцев "Бисмарк" тоже был частично отомщен - японцы потопили одного из участников охоты за ним wasko: , причем, с не меньшей легкостью, чем англичане уничтожили "немца", исходя из изложенного в этой статье.
Вообще, читаю и вижу, что автор монографии, из которой взят данный материал, явно симпатизирует британцам. Возможно, я и неправ, но на мой взгляд, авторам подобных монографий стоило бы быть более хладнокровными в своих размышлениях и не так явно симпатизировать одной из сторон излагаемого исторического события.
Сначала накажу всех подряд, а потом будем разбираться - кто, чего, зачем, откуда...

Аватара пользователя

jinnee
Завсегдатай
Завсегдатай
Сообщения: 654
Зарегистрирован: 01 авг 2013, 21:54
Награды: 2
Репутация: 140
Настоящее имя: Валера
Пол:: мужчина
:
За модель корабля
Благодарил (а): 122 раза
Поблагодарили: 68 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#25 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение jinnee » 25 апр 2017, 00:41

Doctor Web писал(а): Вообще, читаю и вижу, что автор монографии, из которой взят данный материал, явно симпатизирует британцам..


Так ведь монографии наверняка польские. Так что симпатии очевидны !

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#26 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 25 апр 2017, 17:38

Не знаю, может и польская, но переведенная российским автором, монография.... Это неважно, главное - полезной информации в ней немало....
Продолжу....

Единственная потеря среди "кингов",
или как амбиции политиков могут привести к трагедии.


"Принс оф Уэльс" отправляется на Дальний Восток.


Осенью 1941 года обстановка на Дальнем Востоке накалялась все больше. Стала очевидной высокая вероятность, едва ли не неизбежность столкновения с некогда верным союзником, Японией. Британский Восточный флот вряд ли был в состоянии помочь защитить Малайю и Сингапур. Мало того, что флот ещё не сформировался, его состав выглядел плохо сбалансированным сборищем устаревших единиц разных классов. В особенности это касалось того, что англичане продолжали считать основной силой: линейных кораблей. Даже обладавшие совершенно недостаточными знаниями о японских вооружениях адмиралы понимали, что эти малоскоростные и поверхностно модернизированные представители Ройял Нэви вряд ли смогут оборонять британские владения, не говоря уже о ведении активных операций.
И здесь Уинстон Черчилль побудил Адмиралтейство предпринять решительный шаг, направив на Восток соединение из сильных быстроходных кораблей в надежде, что такая мера позволит удержать потенциального противника от выступления. Здравое зерно в принципе, в таком варианте имелось: как уже отмечалось, обстановка в Европе позволяла перебросить значительные силы на Дальний Восток. Понятно, что "линейной" основой пополнения мог быть только новый линейный корабль типа "Кинг Джордж". Один, поскольку второй из находившихся в строю и боеготовых требовалось оставить на театре, где у немцев в принципе могли выйти из ремонта и "Шарнхорст", и "Тирпиц".
Первоначально на роль "посланника" премьер-министр прочил только что вошедший в строй "Дюк оф Йорк". Последовал быстрый (в течение нескольких дней) обмен письмами между Черчиллем и морским министром, сэром Дадли Паундом. Последний настаивал на том, что все три новых линкора следует оставить в европейских водах. В конце концов руководителю Адмиралтейства пришлось уступить. Но ситуация на Дальнем Востоке ухудшалась буквально с каждым днём, а "Дюк оф Йорк" находился в ещё явно небоесопособном состоянии. В итоге в качестве "большой дубинки" был избран "Принс оф Уэльс". Однако соединение, имевшее в составе единственный линкор, выглядело уж слишком несолидно, поэтому Адмиралтейство предложило включить в его состав один из двух линейных крейсеров типа "R", единственных старых кораблей, способных действовать на скоростях новых.
Так в качестве "напарника" к "Принцу" попал "Рипалс", который к тому же уже находился под рукой, в Индийском океане. Третьим важным компонентом должен был стать новый авианосец "Индомитэйбл". Адмиралтейству и политическому руководству Британии пришлось поломать голову над тем, как подать в мир это "усиление". С одной стороны, мера предусматривала некую демонстративность (иначе она просто теряла смысл сдерживающей). С другой - намеченный состав (помимо больших кораблей, в состав отряда входило только 4 эсминца, ещё некотоое число боевых единиц, в том числе крейсеров, уже находилось на Дальнем Востоке, но возможность их включения в состав оперативного соединения была под вопросом) выдавал отчаянную слабость "Владычицы морей" в данном месте и в данное время. Чтобы хоть как-то замаскировать эту слабость, правительство Великобритании объявило о том, что на Дальний Восток отправляется "новейший линкор и другие корабли". В какой-то степени трюк удался: "Рипалс" на тот момент пропал из поля зрения разведки стран Оси - до самого последнего момента японцы считали, что им противостоят два новейших линкора: "Принс оф Уэльс" и "Кинг Джордж V".
ИзображениеИзображение - "Принс оф Уэльс" и "Рипалс" в Скапа-Флоу, 28 августа 1941 года. Корабли готовятся к отправке на Дальний Восток.
Вновь сформированным отрядом, названным Соединением "G", командовал адмирал Том Вогэн Филипс, хороший знакомый Черчилля, имевший репутацию энергичного и решительного руководителя. Это соответствовало истине, однако 53-летний адмирал (отдавший службе на флоте 37 лет своей жизни) весь начальный период войны провёл на штабной работе в качестве заместителя начальника Морского штаба и опыта командования современными боевыми кораблями, в общем-то, не имел и считался "кабинетным адмиралом". Не был он и особо хорошим командиром: с его участием состоялось столкновение авианосца "Фьюриес" и эсминца "Энкаунтер". Кроме того, слабость состава отряда и недостаток опыта его командующего усугубляло отсутствие четко поставленных правительством задач. Зато адмиралу нельзя было отказать в отсутствии энергии: "Мизинчик Том", как называли нового командующего на борту "Принс оф Уэльс" за небольшой рост (Филипсу приходилось даже вставать на ящик, чтобы что-либо видеть через смотровые окошки на мостике), до самого конца пытался возместить перечисленные недостатки высокой активностью.
Инициатор посылки, У.Черчилль, неплохо разбиравшийся в военно-морских делах, как бывший министр флота, прекрасно понимал совершенно неподходящий расклад сил, противоречащий всем принципам британского стиля ведения войны на море, предусматривающего сосредоточение превосходящих противника сил. Здесь таким превосходством совсем не пахло, напротив, отряд был не только слабым, но и совершенно несбалансированным по классам кораблей. Черчилль вовсе не хотел, чтобы столь незначительные силы вступали в реальные сражения, ограничившись политическим "силовым давлением". Однако он понимал, что при наличии у японцев серьезных намерений сделать это всё-таки придётся. Отсюда выданные Филипсу рекомендации, по сути дела, оставлявшие на усмотрение командующего (адмирал должен был по прибытии принять весь Восточный флот) и задачи, и образ действий.
Изображение - "Принс оф Уэльс" перед отправкой на Восток, осень 1941 года.
Итак, "Принс оф Уэлс" предстояло отправиться в полукругосветное путешествие в военное время, по пути, когда-то проложенном русской 2-й Тихоокеанской эскадрой. Быстро, но поверхностно дооборудованный (в основном для плавания в тропиках), он вместе с эсминцами "Электра" и "Экспресс" 25 октября 1941 года вышел из Клайда (на пути к этому крайне скудному эскорту в наиболее опасных переходах периодически присоединялись другие эсминцы - "Хесперус" и "Лиджен").
Поход проходил в хорошем темпе. 5 ноября отряд прибыл во Фритаун. К тому моменту, ещё не только не вступив в бой, но и даже не собравшись, Соединение "В" уже лишилось одного, но очень важного корабля. Выделенный для Восточного флота авианосец "Индомитейбл" 3 ноября повредил днище при посадке на мель в районе Бермудских островов. Так британский отряд лишился собственной авиации, в том числе, самое важное, как показали последующие события, истребителей, но это не остановило Филипса. 16 ноября линкор бросил якорь в базе флота в Саймонстауне (Южная Африка), куда он прибыл в гордом одиночестве: его эскорт подотстал, попав в довольно сильный шторм.
Интересно, что англичане решили потренироваться в отражении атак с воздуха, для чего с аэродрома в Кейптауне были высланы самолёты, однако те просто не нашли свою "цель" в условиях плохой видимости, и тренировка не состоялась. Зато моряки получили пусть кратковременный, но шикарный отдых: по прибытии на место их ждало около 600 автомобилей, развезших членов команды по частным домам, где их приняли с большим воодушевлением и почётом, пусть и на одну ночь. Желающие смогли принять участие в своего рода экскурсии по живописным окрестностям Кейптауна и посмотреть на порт и свой корабль с высоты Столовой горы. Эти последние по-настоящему мирные и приятные дни запомнились всем уцелевшим членам экипажа "Принс оф Уэльс", как одно из наиболее ярких впечатлений похода. Пока команда отдыхала, рабочие быстро установили четыре взятых на борт ещё в Англии 20-мм "эрликона": два на мостике и два на квартердеке.
Изображение - "Принс оф Уэльс" в Кейптауне, ноябрь 1941 года.
Поскольку поход совершался в обстановке повышенной секретности, местные власти предприняли всё возможное, чтобы сведения о визите линкора не просочились за пределы города. Телеграфное сообщение с Японией и сомнительными нейтралами, франкистской Испанией и вишистской Францией, было приостановлено на несколько дней. Пострадал от этих предосторожностей радист со стоявшего в порту греческого судна, который решил сделать несколько снимков красивого и мощного линейного корабля. По этому поводу ему пришлось провести 3 недели в тюрьме. Интересно, что сиё исправительное учреждение не осталось в долгу: на борт линкора также впервые взошли 39 новых членов экипажа, практически все - из числа моряков, попавших туда или на гауптвахту за самые разные провинности, которые им простили.
Отряд мог заодно пополниться не только "грешниками", но и ещё одной боевой единицей, причём весьма важной, хотя бы с точки зрения статуса. Речь идёт о авианосце "Гермес", прибывшим в тот же порт в тот же день. Хотя этот самый маленький корабль класса в британском флоте нёс только полтора десятка самолётов, его роль могла бы оказаться существенной как для разведки, так и для прикрытия от разведки неприятельской. И, наконец, в качестве отвлекающей цели для японской авиации. Хоть и крайне неравноценная замена для выбывшего "Индомитейбла", но всё же довольно полезная. Тем более что на данный момент "Гермес" не имел никаких конкретных заданий.
Но ни Филипс, ни Адмиралтейство не подумали предпринять какие-либо меры в этом направлении. В основном, видимо, потому, что "авиамалыш" не вписывался в тактические построения ввиду меньшей скорости. Адмирал отверг его включение в Соединение "G", как отверг возможность "усиления" старым линейным кораблём "Ривендж", также находившимся на Цейлоне. Конечно, в таком составе - 4 совершенно разных больших корабля, сильно отличающихся по скорости - британский флот на Дальнем востоке мог вызвать только кривую усмешку.
28 ноября отряд уже находился в Коломбо, где встретился с линейным крейсером "Рипалс", прибывшим с Атлантики, и эскадренными миноносцами "Энкаунтер" и "Джупитер", совершившими переход из Средиземного моря. На этом переходе, происходившем исключительно в тёплых широтах с пересечением экватора, выяснилось, что "Принс оф Уэльс" плохо подготовлен к "испытаниям температурой". Она достигала 35°С в кубриках и столовых команды, но особо тяжко приходилось в помещениях МКУ. В турбинных отсеках она стояла на уровне 50°С - особенно плохо дело обстояло в отделениях X и Y, где воздух раскалялся до фантастических 65° после 4 часов работы турбин. Даже в котельных отделениях было "прохладнее" - "всего" 58°С. Терпимой обстановка оставалась только в офицерских каютах, где "климат" оказался вполне умеренным - 24-27°С. Понятно, что всё это сильно выматывало рядовых членов экипажа, особенно из состава машинной команды, вынужденных после завершения вахты в пекле идти в свои горячие помещения "для отдыха".
Не задерживаясь на Цейлоне, отряд Филипса 2 декабря 1941 года прибыл в место назначения: главную базу британского флота на Востоке - Сингапур. Без своего командующего, который вылетел туда на следующий день после прибытия в Коломбо на летающей лодке по настоянию Адмиралтейства, которое хотело, чтобы он как можно быстрее установил контакт с потенциальными союзниками - американцами. Всего же переход по маршруту занял у Соединения "G" чуть больше месяца: не так много, учитывая, что он совершался в условиях заметной подводной опасности на начальных стадиях в Атлантике.
ИзображениеИзображение - "Принс оф Уэльс" по прибытии в Сингапур, начало декабря 1941 года.
К тому времени Адмиралтейство, осознавшее, наконец, угрозы, которым подвергался наспех созданный отряд, теперь уже точно лишенный авиационного прикрытия, тщетно искало возможность "сохранить лицо" и одновременно сохранить корабли от возможных последствий поспешно принятого и становившегося всё более опасным решения. Филипс получил похожее на приказ "разрешение" связаться с американцами на предмет присылки нескольких эсминцев для эскорта своего отряда, который предполагалось увести из Сингапура. 4 декабря он вместе с двумя членами своего штаба вылетел в Манилу на встречу с командующими американской армией и флотом в регионе генералом Макартуром и адмиралом Хартом для координации совместных действий в будущем.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#27 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 12 май 2017, 15:12

Переговоры и плохие новости.


События теперь развивались уже совсем стремительно - перед лицом непонимания командующего флотом задач и обстановки. 5 декабря он даже послал "Рипалс" с двумя эсминцами - "Тенедос" и "Вэмпайр" - в австралийский порт Дарвин - для "вдохновения и поддержки Австралии". (На самом деле он сам надеялся "разжиться имуществом" доминиона. Речь шла о лёгком крейсере "Хобарт", который совсем не помешал бы в соединении, полностью лишённом единиц этого класса). Однако на следующий день убывшая половина отряда была возвращена в Сингапур. Между тем в Маниле продолжались совещания между Филипсом и Хартом в довольно-таки благодушном духе: сотрудничеств о необходимо, но это вопрос неопределённого будущего, когда англичане смогут подтянуть достаточно авиации в Малайю. Вот тогда будет иметь смысл начать разрабатывать совместные наступательные(!) операции. А до атаки Пирл-Харбора и вторжения японце в оставалось всего двое суток! Более того, прямо в ходе совещания американский офицер принёс экстренное сообщение от пилота австралийского "Хадсона", заметившего огромный конвой из "линкора", 5 крейсеров, 7 эсминцев и 25 судов, двигающийся из Сайгона на юго-запад. Вряд ли можно было получить более ясный "месседж": война уже занесла ногу над порогом "британского дома" на Дальнем Востоке. (Именно это сообщение заставило Филипса тут же, прямо из Манилы, отозвать отряд "Рипалса").
Единственное, чего удалось добитьс я британскому адмиралу от будущего союзника - это четырёх старых "флэш-декеров" из состава Азиатского флота США, которые Харт согласился немедленно перевести в Сингапур из Баликпапана, если его английский коллега одновременно отзовёт туда же три своих эсминца из Гонконга. Здесь возникала коллизия: эти корабли формально находились в другом "ведомстве", в составе Китайской Станции под руководством вице-адмирала Лейтона. Этот командующий, в отличие от Филипса гораздо лучше владевший обстановкой на месте, где он служил уже несколько лет, и находившийся с ним в равном чине, и так довольно сильно страдал от того, что руководство вновь образованным Восточным флотом было передано "пришельцу". Хотя в полном соответствии с британскими традициями старался этого не показывать.
В это время моряки с "Принс оф Уэльс" наслаждались последними мирными часами в экзотическом городе. Последними, поскольку 6 декабря американская разведывательная служба расшифровала ноту, которую японский посол в Вашингтоне должен был вручить правительству США, и сообщили о ней союзникам. Война выглядела теперь практически неминуемой. Англичане также получили сообщение о том, что силы вторжения в Сиам или прямо в Малайю, уже находятся в море у побережья Индокитая.
Руководство Британии наконец осознало суровые реалии положения на Дальнем Востоке. Удержать Японию от вступления в войну Соединение "Z" (как с момента соединения на Цейлоне стал назывался отряд из "Принс оф Уэльс", "Рипалса" и их куцего эскорта) уже явно не могло, зато само оказалось в исключительно опасном положении.
"Линкоры, - заявил премьер-министр, - должны выйти в открытое море и затеряться среди бесчисленных островов". Однако было уже слишком поздно - японцы пришли сами....
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#28 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 15 май 2017, 22:57

Планы Филипса и поход соединения "Z".


Ночью 7 декабря состоялс я первый налёт японской авиации на Сингапур. В нём участвовали 54 бомбардировщика из состава групп "Михоро" и "Гэнзан", а главной целью стали аэродромы Селетар и Тенга.
Первый блин получился у них довольно-таки комом: плохая погода привела к тому, что все самолёты группы "Гэнзан" и части "Михоро" вернулись, не достигнув цели - в атаку вышли только 17 GЗМ2. Им удалось уничтожить только 3 "Бленхейма", но к этому добавилась масса мирных жителей - китайцев, малайцев и европейцев, высыпавших на улицы посмотреть на красивое зрелище с участием прожекторов и зениток. За что пострадало около 200 человек, убитых или раненных осколками.
Японцы же получили важную (и неожиданную) информацию о эффективности британской ПВО. Точнее, о полной её неэффективности: несмотря на поднятый шум с участием всех стволов зенитной артиллерии, ни один самолёт не был сбит и даже не получил повреждений! Наутро "Принс оф Уэльс" вывели от причала на открытую стоянку, чтобы его 133-мм орудия могли участвовать в отражении следующих воздушных атак. (Британские корабли находились в базе примерно в 15 км от города и не подверглись атаке, но и сами не могли стрелять по японским самолётам, пролетавшем в зоне действия орудий "Принса" ввид у неудобного расположения - портовые сооружения и заросли закрывали обзор).
Но воспользоваться новым положением на стоянке линкору не пришлось. Настало его время действовать. В сущности, любые ранее остававшиеся ещё сомнения относительно намерений японцев рассеялись, когда пришло сообщение о нападени и на Пирл-Харбор. Адмиралу Филипсу, срочно вернувшемуся в Сингапур и прекрасно понимавшему, что следующим объектом почти наверняка станет Малайя и что даже на обещанную скромную помощь американцев теперь нельзя рассчитывать (старые эсминцы просто физически не успевали прийти в Сингапур), предстояло решить, что следует предпринять в стремительно ухудшающейся обстановке. После недолгих размышлений он решил перехватить противника, пока всё еще "потенциального". В понедельник 8 декабря в 12.30 (время по Гринвичу минус 7,5 часа) на борту "Принс оф Уэльса" состоялось совещание, на котором адмирал Филипс информировал своих подчиненных о намерении совершить набеговую операцию на японские коммуникации у Кота-Бару, Сингоры и Паттани в надежде перехватить обнаруженный ранее авиацией следующий к побережью Малайи японский конвой на утро 10 декабря. С собой адмирал брал только "Принс оф Уэльс", "Рипалс" и четыре эсминца: два относительно современных, "Электру" и «Экспресс", и двух "стариков" времён Первой мировой войны, "Тенедос" и "Вэмпайр".
На самом деле в Сингапуре находились ещё и 4 крейсера , три "старика" типа "D", из которых быстро выйти в море мог только один "Дурбан". От него Филипс предпочёл отказаться: формально 29-узловый ветеран после четвертьвековой службы не мог развить такой ход и только сковывал бы соединение, не особо усилив его своими шестью 6-дюймовками с безнадёжно устаревшей СУАО. Четвёртый крейсер, вполне современный "Моришес", мог стать ценной единицей, но он проходил переоборудование на верфи. В Сингапур спешил также тяжёлый крейсер "Эксетер", но его прибытие ожидалось примерно через полутора суток. Запаздывали на примерно такое же время и голландский крейсер "Ява", и обещанные Хартом "флэш-декеры". Их пошёл встречать старый "Стронгхолд" - минус ещё одна единица, хотя и совсем малоценная. Даже прибывшие вместе с Соединением "Z" современные эсминцы "Энкаунтер" и "Джупитер" проходили ремонт, потребовавшийся им после столь длительного похода.
Филипс не только крайне ограничил боевой состав своего отряда, но и оставил на берегу своего начальника штаба, контр-адмирала Э. Паллизера. Командующий полагал, что в таком варианте будет легче обеспечить хоть какое-то взаимодействие с собственными ВВС, как для разведки, так и для прикрытия с воздуха. В принятом решении был смысл, но его претворение в жизнь крайне затруднялось тем образом действий, который принял сам командующий. Он решил как можно дольше придерживаться радиомолчания - соответственно, оставшимся на берегу членам его штаба приходилось как-то "вычислять" ситуацию и расположение собственных кораблей в море. Учитывая многочисленные изменения в планах, которые имели место, задача эта становилась крайне затруднительной.
Считается, что командующий до последнего момента оставался верным приверженцем теории, гласившей, что свободно маневрирующие на скорости корабли, управляемые умелыми командирами, могут без особых проблем избежать результативных атак авиации. Это вроде бы подтверждал опыт войны на Средиземном море, хотя уже там прозвучали первые серьёзные предупредительные сигналы. Если в отношении налётов итальянцев мнение Филипса как-то соответствовало реальному состоянию дел, то Люфрваффе уже показало свои зубы, причём весьма и весьма "кусачие". Ещё в Англии сэр Том частенько вступал в бесконечные перепалки с Главным маршалом авиации Артуром Харрисом. И однажды тот не удержался, и высказался на удивление пророчески жестоко и точно: "Однажды, Том, когда ты будешь стоять на ящике на своём мостике, и твой корабль будут разносить на куски бомбардировщики и торпедоносцы, в момент, когда он будет тонуть, твоими последними словами будет: Это была... здоровенная мина!"
Однако существуют и другие свидетельства. Сын Филипса стал свидетелем фатальных атак германской авиации на Средиземном море, о чём не раз сообщал в письмах отцу. Да и опыт кампании в норвежских водах был хорошо известен адмиралу, участвовавшему в руководстве операциями. И, как считают некоторые биографы, к моменту посылки на Дальний Восток Том Филипс в значительной мере пересмотрел свои взгляды и считал авиацию серьёзной угрозой. Но, хотя некоторые из последующих действий его отряда свидетельствуют в пользу таких утверждений, недостаток данных о технических возможностях и подготовке противника сыграл главную роль.
Так или иначе, маленькое соединение было готово "стартовать" уже утром, но Филипс решил "притемниться": дождаться вечера, чтобы возможные японские агенты в городе не успели передать сведения о его выходе. В 12.30 он созвал на борту "Принс оф Уэльс" краткое совещание, на котором ознакомил офицеров со своим планом действий против японского десанта. И в 17.35 8 декабря "Принс оф Уэльс", "Рипалс" и 4 эсминца вышли наконец из Сингапура. В сгущавшихся сумерках Филипс взял курс на север, держа ход 17,5 узлов. Эсминцы взяли на себя роль тральщиков, что вызвало значительные проблемы на предельной для этого скорости. В ночь на 9 декабря британские корабли обогнули с восточной стороны острова Анамбас (сократить путь и идти к месту высадки вдоль побережья Малайи Филипс не рискнул, опасаясь мин) и в 7.13 повернули на север на курс 350. А с рассветом отряд начал ещё и зигзагировать, чтобы сбить прицел японских субмарин, наличия которых командующий сильно опасался.
В принципе, погодные условия с утра 9 декабря складывались благоприятно для англичан: стояла низкая облачность, временами начинал идти дождь. Однако стояла сильная духота, которая особенно чувствовалась на "Принс оф Уэльс" с его недостаточной системой вентиляции. Командующий, понимая, что держать в напряжении экипажи всё время нерационально, разрешил командам отдохнуть, снизив готовность до 2-го уровня. Предполагалось, что японцы собираются высадить войска на перешейке Кра, как на территории британской Малайи, так и в портах Сиама (Таиланда). Филипс надеялся достичь этой зоны по истечении суток.
Истребители с северных малайских аэродромов должны были обеспечить воздушное прикрытие Соединения "Z", однако буквально за несколько минут до полуночи из Сингапура от его начальника штаба поступило неприятнейшее известие о том, что истребительное прикрытие обеспечить не удастся. Так англичане лишились первого из необходимых компонентов удачной операции.
Британский командующий уже находился в тяжелом положении, действуя вслепую и без прикрытия, но в решимости (или, если угодно, твёрдолобости) отказать ему нельзя: Филипс продолжил движение на северо-восток. В середине дня возник вопрос о запасе топлива на эсминцах, но после некоторых сомнений адмирал решил проигнорировать ситуацию, не желая снижать скорость до 8—10 узлов, необходимых для приёма топлива с больших кораблей.
Но вскоре Филипс лишился и этого последнего козыря. Вопрос о внезапности полностью снялся с повестки дня. Около двух часов дня японская подводная лодка "I-65" обнаружила на предельной дистанции 2 больших корабля. И хотя контакт с быстро следующим в условиях низкой облачности и дождевых шквалов британским соединением был вскоре потерян, сообщение о нем вовремя поступило в Сайгон и на находившиеся в море корабли прикрытия сил вторжения. К тому же около 16.45 погода начала быстро меняться - дождь прекратился, небо очистилось.
Солнце село около 18.00, и сигнальные прожектора "Принс оф Уэльс" заработали вовсю. Филипс излагал свой план командирам кораблей в пяти очень пространных сообщениях. Атака вражеских сил, прикрытие которых адмирал оценивал в 2 линейных крейсера типа "Конго", 3 больших тяжёлых крейсера, одного - типа "Како", двух лёгких и 20 эсминцев, должна была состояться на рассвете 10 декабря. Адмирал предполагал нанести удар по силам десанта на месте высадки только тяжёлыми кораблями и немедленно отойти. Он считал, что до сих пор перемещения его отряда противником не замечены, и надеялся проскочить зону несомненно имевшейся у японцев разведки ночью. Линкор и линейный крейсер без какого-либо прикрытия должны были на скорости 25 узлов ("если не нужна будет погоня") подойти к гипотетическому конвою, разгружающемуся в Сингоре, сблизиться на дистанцию менее 100 кабельтовых, "но не вплотную", быстро нанести удар своей артиллерией, "находясь в готовности быстро сменить снаряды с замедлением на мгновенного действия, в зависимост и от целей". И затем отходить на полной скорости, насколько это позволит запас топлива. И уже где-то в районе о-ва Анамба соединиться со своими эсминцами, которые предполагалось отделить около 22.00 и которые должны были идти на юг 10-узловым ходом. (Время и место рандев у предполагалось передать по радио, так как после атаки радиомолчание полностью теряло смысл). План, безусловно, очень смелый, а если вспомнить о выдающихся характеристиках японских торпед (о которых сколь-нибудь достоверной информацией британский командующий не обладал: считалось, что это лишь "плохие копии старых британских") - довольно-таки безумный. Два больших корабля собирались сразиться с тремя десятками противников, не считая возможные цели в виде транспортов. Вообще-то Филипс должен был бы понимать, что даже в благоприятных условиях, действуя в соответствии со своим же планом, сможет нанести неприятелю лишь небольшой ущерб, а риск не вернуться из такого набега никому был крайне высок.
Во исполнение плана "Тенедос" был отпущен сразу: на древнем корабле возникли проблемы в механической установке, и его командир и главный механик не могли гарантировать возможность долго идти большим ходом с отрядом. Заодно он получил весьма любопытное задание: передать в 8 утра радиограмму Паллизеру в Сингапур с просьбой выслать все имеющиеся эсминцы, включая американские(!), в район о-вов Анамба, где на рассвете 11 декабря они должны были встретить возвращающиеся большие корабли. Одновременно тем самым у японцев как бы создавалось впечатление о том, что англичане обладают значительными силами, рассыпанными по всему Сиамскому заливу. Само же Соединение "Z" повернуло на северо-запад на курс 320 и повысило скорость до 26 узлов.
Изображение - маршрут последнего похода Соединения "Z".
Однако столь рискованные и тонкие построения Филипса уже не могли сработать в принципе. Между 17.00 и 18.30 на экране РЛС "Принс оф Уэльса" заметили три японских самолета. Это были гидросамолеты-разведчики Е7К и Е13А с японских крейсеров, которые восстановили контакт и, держась вне дальности огня британских зениток, поддерживали его в течение полутора часов. Вот тут-то и пригодились бы свои самолёты - любые истребители, даже не слишком пригодные для воздушного боя с равным противником "Фульмары" или "Буффало". Но небо оставалось чистым - тольк о один раз пролетела разведывательная "Каталина". Пока же адмирал решил не отпускать свои современные эсминцы.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#29 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 24 май 2017, 21:40

Силы сторон и оценки перспектив вероятного сражения.


Адмирал Филипс довольно верно оценивал силы противника. Японский конвой состоял из 18 транспортов, на которых находилось 26 400 солдат - жирный кусок, который, однако, надо было ещё суметь откусить. А сопровождали конвой значительные силы прикрытия: соединение вице-адмирала Д. Одзава, одного из наиболее способных японских командиров. В него входили тяжелый крейсер "Тёкай" и 1 эсминец, составлявшие флагманскую группу, главные силы эскорта под командой Т. Куриты - тяжелые крейсера "Кумано", "Микума", "Могами", "Судзуя" и 3 эсминца, и два отряда непосредственного прикрытия, включавшие помимо вспомогательных и мелких боевых судов 3-ю флотилию эсминцев в составе легкого крейсера "Сендай" и 10 новейших эскадренных миноносцев. В качестве сил дальнего прикрытия в районе Пескадорских островов находилась эскадра вице-адмирала Кондо - линейные крейсера "Харуна" и "Конго", тяжелые крейсера "Атаго", "Такао" и "Майя" и 10 эсминцев. Конвой вышел в море 4 декабря, позднее к нему присоединилось еще 5 транспортов в сопровождении легкого крейсера, минного заградителя и 7 малых эскортных кораблей.
Да и японцы знали о составе сил противника едва ли больше - если не меньше. Единственным достоверным сведением о главных силах на 8 декабря являлось присутствие в Сингапуре "Принс оф Уэльс" и еще одного линкора. Кондо считал, что вторым, скорее всего, будет «Кинг Джордж V" ("Рипалс" так и продолжал оставаться неопознанным). Кроме того, по данным авиаразведки там же, в Сингапуре, находились 2 тяжелых крейсера, присутствие которых в возможном бою казалось очевидным.
Впрочем, мощи у японцев было вполне достаточно в любом случае. Некоторые вопросы вызывало разделение сил, раздробленных на несколько отрядов, и распределение командования. (Решения на месте принимал Одзава, хотя общее оперативное руководство сохранялось за Кондо). В целом же противник выглядел очень солидно, хотя не имел в своём составе авианосцев и современных линкоров. Ещё одной важной мерой стало выставление минного заграждения между о-вами Анамба и островом Тиоман - прямо на пути из Сингапура к месту своей высадки. Японцы не пожалели на эту меру предосторожности аж 1 000 мин - к чести Филипса, он благополучно (и вполне сознательно) обошёл возможную угрозу. Помимо всего перечисленного, в море находилось 10 подводных лодок в трёх линиях к северу от этого "барьера". Флагманы их флотилий, легкие крейсера "Юра" и "Кину", патрулировали ещё далее к северу от линий наблюдения своих субмарин. А их гидросамолёты стали первыми, после "I-65", обнаружившими Соединение "Z".
Всё же, учитывая разделение сил противника, если бы Филипсу предстояло иметь дело только с надводными кораблями и подводной опасностью, у него имелись бы некоторые, пусть и небольшие шансы на успех. Однако главную, хотя еще неизвестную опасность представляла собой морская авиация. Для действий против кораблей был а выделена 2-я воздушная флотилия под командованием контр-адмирала С.Мацунага, состоявшая из авиагрупп "Гэндзан" и "Михоро", имевших на вооружении по 36 бомбардировщиков-торпедоносцев типа "96" GЗМ2 ( у союзников известные впоследствии под прозвищем "Нэлл"). Обе авиагруппы были переброшены на аэродромы поблизости от Сайгона в октябре 1941 года. До этого они в течение долгого времени участвовали в действиях на суше в Китае, и степень их готовности для действий против кораблей оставалась недостаточной. Поэтому 22-я флотилию букваль­но накануне начала военных действий усилили частью авиагруппы "Канойя" - 27 бомбардировщиками-торпедоносцами "тип 1" G4М1 ("Бэтти"). Этот отдельный отряд, получивший обозначение "Ударное соединение "Тей", применялся для бомбардировок Китая только эпизодически и примерно половину каждого года проводил в интенсивных учениях на море. В 1941 году "Канойя" участвовала в совместных тренировках с Объединенным флотом, заключавшихс я в основном в торпедометании на мелководье. Всего на аэродромах юга Французского Индокитая в составе авиации флота должно было находиться по штату 123 бомбардировщика, 36 истребителей и 6 разведывательных самолетов, включая запасные. Однако в реальности в распоряжении Мацунаги было менее 2/3 от указанного количества.
Впрочем, у авиации противника имелись свои проблемы, связанные прежде всего с очень большим расстоянием от места действия. Днем 9 декабр я вс е японские отряды прикрытия, получившие ложное донесение о том, что британские линейные корабли еще находятся в Сингапуре, направились в бухту Камрань во Вьетнаме. На пути туда Одзава около 16.00 получил сообщение от "I-65" об обнаружении "двух линейных кораблей" и тут же отправил указание Мацунаге атаковать противника. В 16.45 18 самолетов группы "Канойя" взлетели и направились к югу, через 50 мину т за ними последовал и 17 "Нэлл" группы "Гэндзан". Последними вылетели 18 таких же самолетов группы "Михоро", которым вскоре пришлось вернуться из-за плохой погоды. Остальные 35 самолетов безуспешно искали цели до почти полного исчерпания своего радиуса действия. Им пришлось возвращаться в темноте и приземляться при лунном свете после 11 вечера. И это ещё не всё: самолёты группы "Гэндзан" нашли-таки цель! Ею стал... тяжёлый крейсер "Тёкай". Один из самолётов сбросил фальшфейер для освещения, остальные развернулись для атаки, но, к счастью для японцев, 300-м облачность тут же скрыла корабли. Одзава послал отчаянную телеграмму в Сайгон, и Мацунага счёл наилучшим немедленно отозвать все свои самолёты.
Первый вылет оказался неудачным в смысле достижения результатов, но японцы продемонстрировали отличную лётную подготовку: после многочасового полёта все самолеты благополучно вернулись на базы. Их начали интенсивно готовить к следующему вылету на утро.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 4489
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 555
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 374 раза
Поблагодарили: 1162 раза
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#30 Линейные корабли типа "King George V"...

Сообщение Scharnhorst » 03 июн 2017, 22:02

Роковая череда ошибок адмирала Филипса.


Обнаруженные японские самолеты-разведчики в очередной раз изменили планы английского адмирала. В 20.00 он информировал командира "Рипалса" кэптена Теннанта о том, что решил не отпускать эсминцы и набег в район Сингоры отменяет, поскольку Соединение "Z" обнаружено и у противника есть, по крайней мере, полсуток на подготовку обороны. Операция прекращалась, корабли возвращались в Сингапур после мучительного "ознакомительного тура".
В 20.15 (по другим сведениям - в 20.30) они повернули на юго-запад, а спустя примерн о полчаса легли на курс 150°. Скорость была снижена до 20 узлов для экономии топлива на эсминцах. В принципе, маневр Филипса понятен: дождавшись тёмного времени суток, он настолько резко изменил курс, что утренняя атака самолетов противника по расчетным данным должна была бы неизбежно "попасть в никуда".
На самом деле, отвернув, Филипс лишился последней возможности вступить в бой в мало-мальски выгодных для себя условиях.. Одзава еще в светлое время суток, получив сообщение об обнаружении англичан, так же решительно повернул на обратный курс - на противника. Не все японские транспорты покинули места высадки, и японский адмирал счел своей обязанностью дать противнику бой. Хотя он не слишком надеялся на вечерние действия своей авиации, да и имел в своем распоряжении только 5 тяжелых и 2 легких крейсера и 4 эсминца, входившие в состав на месте организованного временного соединения и не тренировавшиеся вместе для ночных атак. Однако более осторожный Кондо решил не торопить события и собрать все силы вокруг двух своих линейных крейсеров примерно в 40 милях к юго-востоку от о-ва Пуло-Кон­дор с тем, чтобы войти в контакт с англичанами утром 10 декабря, заманив их на север открытым использованием радио. В результате всех этих перемещений около 20.30 отряды Одзавы и Куриты, по японской традиции действовавшие отдельно и даже не находившиеся в зрительной связи, сблизились с отрядом "Z" на 20 миль или даже менее. Если бы Филипс не изменил направление движения на северо-западное всего несколькими минутами ранее, около 20.15, и продержался на первоначальном северном курсе еще хотя бы четверть часа, он с большой долей вероятности мог войти в контакт с противником. Остается только гадать, что произошло бы в этом случае. С одной стороны, англичане имели достаточно хорошие радиолокаторы и теоретически могли повторить свой успех при Матапане. С другой - японские тяжелые крейсера и эсминцы, в соответствии с отечественной военно-морской доктриной предназначенные для "расслабления" линейных сил врага перед линейным боем, несколько лет специально готовились к ночным действиям. В последующих боях начальной стадии войны на Тихом океане они чаще обнаруживали противника первыми, несмотря на наличие у него РЛС. Так что, намного более вероятно, что вместо победного Матапана англичане получили бы Саво или Тассафаронгу, особенно если учесть количество торпедных аппаратов на кораблях Одзавы и Кондо. В сложившихся условиях практически любые повреждения от торпед означали для англичан последующую неминуемую гибель.
Так или иначе, но потерявшее возможность погибнуть в открытом бою с противником, пытаясь нанести ему хоть какие-то потери, Соединение "Z" двигалось на юг к островам Анамба, когда вскоре после полуночи с 9 на 10 декабря пришло очередное сообщение от начальника штаба из Сингапура о том, что японцы высаживаются в районе Куантана в центре Малайского полуострова. Если это являлось правдой, то на суше главные силы англичан, выдвинутые к границе с Сиамом, оказывались полностью обойденными японцами с тыла, а дорога на Сингапур оставалась открытой. Проигнорировать такую фатальную угрозу всей Малайе и главной базе флота Филипс не мог, тем более, что Куантан находился в очень удобном месте: он лежал почти на пути отхода Соединения "Z".
Адмирал приказал вновь изменить курс. В 0.50 10 декабря Соединение "Z" легло на курс 245° и повысило скорость до 24 узлов с таким расчетом, чтобы оказаться на месте - вблизи Куантана - наутро в 8.00. По японским данным, между 02.00 и 03.00 10 декабря в тропической темноте подводная лодка "I-58" не только обнаружила англичан, но и произвела безуспешную атаку по "головному линкору", то есть по "Принс оф Уэльс" (на самой "I-58" посчитали, что стреляли по "Рипалсу"). Так или иначе, ни одна из 5 выпущенных торпед не достигла цели и даже не была замечена.
Однако главная суть состояла в том, что теперь японцы получили точную и крайне важную информацию о местонахождении их доселе неуловимого противника. Как оказалось, именно эта информация и решила судьбу британских кораблей. Японская авиация теперь могла чётко определить район своих действий утром, до которого оставались считаные часы.
Желая соблюсти свой статус "невидимки", Филипс ничего не сообщил о своем решении идти к Куантану в Сингапур Паллизеру и не запросил авиационного прикрытия в этой уже вполне доступной по радиусу действия истребителей точке на утро. Он понадеялся на то, что начальник штаба догадается о практически совершенно очевидном решении атаковать место высадки и запросит от RAF прикрытие с воздуха. Самолётам даже ведь не надо будет искать корабли в открытом море, достаточно найти свой собственный городок на побережье.
Но поскольку в штабе быстро узнали, что информация о высадке японцев в Куантане оказалась ложной, никто даже не подумал выслать туда утром 10 декабря истребители. Что много хуже, Паллизер "не проинтуичил" и не сообщил командующему о ситуации, чтобы он мог в очередной раз изменить курс и опять сбить японскую авиацию "с прицела". Он считал, что Филипс сам получал все сообщения от сухопутного командования. Так недостатки связи, понимания и интуиции, связанные с многочисленными экспромтными изменениями в ходе операции, последовательно вели британцев к трагедии.
У японцев же всё обстояло намного лучше. После получения радиограммы с "I-58" Кондо понял, что его корабли уже не смогут перехватить англичан. Но этого и не требовалось. Японская морская авиация с 6.25 утра уже находилась в воздухе, правда, пока только разведчики (9 самолетов 4-й эскадрильи из группы "Гэндзан", нёсшие по две 60-кг бомбы). Между 7.55 и 8.20 утра стартовали остальные самолеты всех трех групп. (В 7.55 - 26 самолётов авиагруппы "Гэндзан", в 8.14 - 26 самолётов "Каноя" и в 8.20 - 33 самолёта "Михоро"). Но им в любом случае предстояло провести в воздухе до атаки около 5 часов. Японским кораблям вполне хватало времени, чтобы отойти и не стать случайно целями для своих же самолётов - что и было исполнено.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...


Вернуться в «Британский флот(1922-1945)»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость