Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"  Проект завершен

Модератор: Doctor Web

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#16 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 17 июн 2014, 02:04

Главная энергетическая установка


Энергетическая установка германских крейсеров, несомненно, являлась их "ахиллесовой пятой". Несчастливое решение, утвердившее для них турбины и котлы с высокими параметрами пара вместо высокоэкономичных дизелей, обрекло эти корабли на постоянные мучения, хотя задумывалось полностью обратное.
Одной из причин, приведших к выбору котлов с высокими параметрами пара, являлся их небольшой размер и, соответственно, вес. На "хипперах" использовались котлы двух типов: Ла-Монта (на самом "Хиппере" и "Принце Ойгене") и Вагнера (на "Блюхере" - такие же котлы предполагалось установить на "Зейдлице" и "Лютцове"). Главное отличие обеих марок заключалось в том, что в котле Ла-Монта применялись специальные насосы для прокачки воды через контур, тогда как в котле Вагнера применялась естественная циркуляция воды.

Котлы.


На всех построенных крейсерах устанавливалось по 12 котлов, тогда как последняя пара, "Зейдлиц" и "Лютцов", должны были получить только 9, но большей производительности.
Рабочая температура составляла 450°С, а рабочее давление несколько отличалось: оно составляло 85 атм. для установки "Хиппера", а на "Ойгене" и "Блюхере" было несколько снижено — до 70 атм. Параметры пара являлись очень высокими не только в сравнении с консервативными котлами британских кораблей, но и по отношению к весьма прогрессивным установкам, применявшимся в США. Котлы изготавливались теми же фирмами, что строили корпуса крейсеров. Каждый из 12 котлов имел паропроизводительность около 50 т/ч.
Котлы Ла-Монта оборудовались экономайзерами того же типа (Ла-Монт), горизонтальными предварительными нагревателями воздушного типа и турбинными форсунками для нефти модели Зааке с автоматическим управлением. Систему Ла-Монт выбрали надежде, что коррозия в котлах данного типа будет меньше, чем в котлах системы Вагнера, и отчасти это оправдалось. Действительно, котлы и их трубки имели весьма небольшие размеры, что, впрочем, сразу же вызвало ряд затруднений. В частности, трубки можно было чистить только с применением специальных растворов, поскольку для механической чистки они оказались слишком узкими. Но главным недостатком явилась высокая сложность как самих котлов, так и системы управления ими. Критический режим работы требовал очень тщательного наблюдения и своевременной регулировки параметров горения, что попытались возложить на автоматику (фирмы "Аскания"), в случае отказа которой корабль мог внезапно оказаться без хода. Особенно характерно это было для
кораблей с котлами Ла-Монта, массу воды в которых в результате применения принудительной циркуляции снизили до предела, так что вся вода могла выкипеть насухо в течение нескольких минут. Такие казусы действительно случались на службе. В целом котельная установка оказалась настолько капризной, что американцам после окончания войны с большим трудом и лишь благодаря привлечению опытного немецкого персонала удалось перевести "Принц Ойген" через
Атлантику, хотя во флоте США также применялись котлы с высокими параметрами пара, а специалисты-механики посвятили немало времени изучению установки трофейного крейсера. Во всяком случае, так выходило по их словам. Однако следует признать, что и сами "хозяева" с некоторой опаской относились к собственным котлам, каждый момент
ожидая от них подвоха. Неполадки с котлами и турбинами несколько раз срывали операции тяжелых крейсеров. К счастью для не­мцев, в большинстве критических ситуаций морских боев механикам удавалось обеспечить их бесперебойную и безаварийную работу. Многое в этом отношении зависело от тщательности обучения персонала, но далеко не все и не всегда.
4333 - схема расположения ГЭУ крейсеров типа "Хиппер".
Для корабельных нужд на ходу и в гавани применялся специальный вспомогательный котел с давлением пара 25 атмосфер, имевший производительность в 5 раз меньше, чем каждый из основных котлов. Но он обслуживал только вспомогательные механизмы низкого давления (25, 10 и 2 атм.), а на "хипперах" имелось большое количество устройств, рассчитанных только на пар высокого давления, поставляемый основной котельной установкой. Такая ситуация создавала дополнительные неудобства, поскольку либо не могли работать важные устройства, либо нужно было разводить пары помимо вспомогательного еще и в минимум одном из главных котлов. Число вспомогательных механизмов высокого давления и потребляемая ими мощность были велики, что делало и без того не слишком экономичную энергетическую установку германских тяжелых крейсеров еще более "прожорливой". В результате она значительно уступала по большинству характеристик (кроме весовых) ЭУ кораблей союзников.
Поскольку все крейсера имели несколько разные объемы топливных танков, различалась и их дальность. По расчетам (на основе потребления топлива на испытаниях) "Адмирал Хиппер" мог пройти 3 000 миль на большой скорости (30 узлов) и 6 800 миль при 19 узлах. На практике же 19-ю узлами он мог пройти примерно 4 450 миль, а максимальная дальность составляла 6 500 миль при скорости 17 узлов. При дальнейшем снижении скорости дальность уменьшалась. Так, наиболее "дальноходный" "Принц Ойген" в теории мог пройти 7 850 миль на 19 узлах и только 6 100 миль — на 15.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#17 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 20 июн 2014, 01:47

Турбозубчатые агрегаты.


Все крейсера имели по 3 турбоагрегата. Два из них, для внешних валов, размещались в переднем машинном отделении, а турбины центрального вала — в заднем, отделенном от переднего довольно протяженным отсеком погребов зенитной артиллерии. На "Хиппере" и "Блюхере" стояли турбины фирмы "Блом унд Фосс", на "Принце Ойгене" применялись турбины системы "Браун-Бовери", а последующие крейсера предполагалось оборудовать установками производства "Вагнер-Дешимаг".
Все системы включали три главных турбины — высокого (ВД), среднего (СД) и низкого (НД) давления, а также турбины высокого и низкого давления заднего хода. Турбины ВД имели скорость вращения 5 280 об/мин, а СД и НД — 3 150 об/мин. Понятно, что для приведения в действие винтов редуктор являлся совершенно необходимым.
Любопытно, что на всех крейсерах применялась различная система соединения турбин. Зубчатая передача с тремя шестернями позволяла использовать высокие скорости вращения турбин при относительно небольшом числе оборотов винта, но подобный редуктор оказался громоздким и вызвал большие затруднения в размещении паропроводов ко всем турбинам блока. Помимо всего, центральный вал мог разобщаться с редуктором, тогда как два боковых крепились наглухо, что вызывало большие сложности при смене ходовых режимов. Максимальное число оборотов на валу при скорости 31 узел равнялось 290, снижаясь до 160 об/мин на 19 узлах и 125 об/мин на 15-ти.
Каждый из трех турбоагрегатов развивал мощность 44 000 л.с. при 320 об/мин на валу для переднего хода и 10 500—15 000 л.с. (в зависимости от системы турбин) для заднего хода. Агрегаты первых двух крейсеров не имели специальных турбин крейсерского хода, тогда как на "Ойгене" такая турбина была объединена с турбиной ВД, а на последующих предусматривалась отдельная турбина для крейсерского хода мощностью 12 900 л.с. на вал.
Максимальная скорость при проектной мощности без форсировки (110 000 л.с.) равнялась 32 узлам. Хотя степень форсировки достигала 20%, на ней удавалось "выжать" дополнительно всего пол-узла. "Ойген" при 133 630 л.с. показал 32,5-узловую скорость, "Блюхер" — такую же при 132 000 л.с. Реальный же ход в открытом море мало отличался от формально нескоростных "британцев" и составлял около 30 узлов.
4334 - схемы турбозубчатых агрегатов крейсеров типа "Хиппер".
Диаметр трехлопастных гребных винтов на головном корабле — "Хиппере" составлял первоначально 4,32 м, однако в ходе испытаний их заменили на винты несколько меньшего диаметра (4,1 м), которые использовались уже сразу на последующих единицах.
4335 - винто-рулевая группа "Принца Ойгена"
Одну из поставленных задач конструкторам удалось решить. Протяженность механической установки оказалась относительно небольшой. Турбинные отсеки имели длину 12,5 и 13 м, а все котельные отделения — 32,3 м. Полезные площади составляли соответственно 300 и 450 кв.м. Небольшим оказался и вес — 18,5 кг на л.с. при проектной мощности.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#18 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 21 июн 2014, 22:20

Электрооборудование, вспомогательные системы и прочее оборудование


Большое число сервомеханизмов башен, гироскопов, приборов управления огнем и других электромоторов на столь совершенном в этом отношении корабле требовало значительной мощности корабельных электростанций.
Для выработки электроэнергии служили шесть турбогенераторов (4 по 460 кВт и 2 по 230 кВт) (на первой паре, начиная с "Ойгена", устанавливался только один 230-киловаттный генератор). При выходе из строя основной энергетики могли использоваться 4 резервных дизель-генератора мощностью по 150 кВт. (На последней паре, "Зейдлице" и "Лютцове", один из них имел повышенную мощность 350 кВт.) Общая мощность электроустановки (включая 150-киловаттные генераторы постоянного тока) составляла 2 900 кВт на "Хиппере" и "Блюхере", 2 870 на "Ойгене" и 3 100 кВт на недостроенных единицах.
Генераторы были тщательно разнесены по изолированным помещениям, и, в общем, их живучесть можно оценить весьма высоко, за исключением того, что мощность аварийных дизель-генераторов, не зависевших от па­ровых котлов, являлась явно недостаточной для нормального обслуживания всех систем корабля. Впрочем, подобным недостатком страдали практически все крейсера, а также немалое число современных линкоров.
Рулевые устройства включали единственный руль с винтовой передачей усилия. Такая система позволяла уменьшить объемы помещений рулевых механизмов в корме и размеры самих механизмов, но все же головка баллера руля выступала над броневой палубой и прикрывалась специальным куполом из той же 50-мм стали. Все рулевые механизмы весили почти 28 т, из которых львиная доля — 17,6 т — приходилось на собственно руль.
Управление рулем осуществлялось посредством электрической системы передачи сигнала из рубки. Полная перекладка руля с борта на борт осуществлялась за 15 с, максимальный угол отклонения пера составлял 40 градусов. При выходе из строя электросистемы управление рулем могло осуществляться вручную, хотя процесс этот являлся непростым: так, при очень небольшой скорости 10 узлов руль удавалось повернуть не более чем на 15°. Тем не менее, для соблюдения максимальной надежности в бою, по тревоге в военное время и при проходе мелких мест и в мирное время электрическая и ручная системы управления находились в "равноправной" постоянной готовности.
4339 - рулевое устройство "Адмирала Хиппера" (схема).
Навигационное обеспечение осуществлялось двумя главными гирокомпасами, имевшими свыше 30 репетиров в разных помещениях крейсера.

Средства борьбы за живучесть.


Для производства пресной воды имелись 3 независимых опреснителя производительностью по 100 куб.м/день, соединенных в единый контур вместе с холодильной установкой. Тем не менее, этого значительного количества едва хватало для питья, приготовления пищи и помывки очень большого экипажа корабля, а также пополнения питательной воды для котлов.
В германском флоте всегда придавали большое значение системам откачки воды и пожаротушения. Не стали исключением и тяжелые крейсера. Помимо 10 электронасосов мощностью по 540 т/ч, расположенных в отсеках с I по VII, X и XI, имелись дополнительные насосы для откачки фильтрационной воды в отсеке VI, а также многочисленные малые помпы. Дивизион борьбы для живучесть имел в своем распоряжении 3 переносных помпы производительностью 60 т/ч и многочисленные огнетушители разного принципа действия: углекислотные, с пенообразователями и паровые.

Противоминные приспособления и оборудование для постановки дымзавес.


Как и большинство других крейсеров своего времени, "хипперы" имели параваны для снижения минной опасности. Кроме того, наиболее крупные их катера снабжались тральным оборудованием. Большое значение немцы придавали возможности постановки дымовых завес. В принципе, нефтяные корабли могли достаточно легко прикрыть "соседей" густым дымом из труб, подобрав режим неполного сгорания топлива. Однако на германских крейсерах в самой корме устанавливалась и специальная дымообразующая аппаратура. Применяемая в ней хлорсульфоновая кислота позволяла быстро образовать густое и совершенно непрозрачное "облако". Аналогичные устройства, только меньшего размера, имелись на специальных плотиках, которые сбрасывались с борта в нужный момент. Дымообразующая аппаратура сохранялась на немецких кораблях даже после появления достаточно эффективных радаров.

Шлюпки, швартовое и якорное устройства.


Шлюпочное вооружение несколько менялось как от корабля к кораблю, так и в течение службы. В частности, "Принц Ойген" в начале карьеры нес 2 разъездные шлюпки, моторный катер, моторную шлюпку, два моторных яла, два катера и два ялика.
4340 - катера и шлюпки крейсера "Блюхер".
Подъем и спуск осуществлялся главным образом парой специальных шлюпочных кранов, расположенных между трубой и грот-мачтой. Из числа построенных единиц краны на "Ойгене" были более мощными и длинными, чем
на "Хиппере" и "Блюхере".
4338 - краны для самолетов и шлюпок (схема и основные отличия).
Корабли имели 3 якоря, все в носу, 2 в клюзах и один по диаметральной плоскости в развале форштевня. (Последний на службе не оправдал себя и был снят с "Ойгена" весной 1942 года).
Для подъема якорей служили 3 электрических шпиля (один из них располагался в корме и являлся резервным), в критических случаях постановку и снятие с якоря можно было осуществлять вручную.
43414342 - якорь в форштевне крейсера "Блюхер", хорошо виден и якорь в клюзе правого борта. Второе фото - якорные шпили и цепи "Адмирала Хиппера", также видны носовые башни ГК корабля.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#19 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 23 июн 2014, 01:10

Вооружение и системы управления огнем.


Главный калибр.


Основу вооружения германских тяжелых крейсеров составляли восемь 203-мм орудий, расположенных по традиционной "линкорной" схеме: в 4 двухорудийных башнях, по 2 в носу и в корме. Немцы считали такое расположение предпочтительным со всех точек зрения. Оно обеспечивало оптимальное число снарядов в залпе — 4, минимальные мертвые углы обстрела и равный огонь по носу и корме. Не вполне удовлетворенные своими трехорудийными башнями для легких крейсеров, конструкторы с удовольствием вернулись к полностью симметричной двухорудийной установке, в которой оба орудия находились в совершенно одинаковом положении.
Нижние башни модели LС/34 весили по 249 т, а возвышенные, оборудованные дальномерами, — по 262 т. Установки имели углы возвышения 37° и снижения -10° (кроме носовой башни, имевшей меньшее на 1° снижение с тем, чтобы снаряды не поражали приподнятый форштевень при стрельбе по носу).
Горизонтальные углы обстрела составляли около 300°. Диаметр верхней части барбета равнялся 640 см, а диаметр шарового погона, по которому вращалась сама башня — 533 см.
Орудия располагались в отдельных люльках достаточно далеко друг от друга (их оси отстояли на 216 см), чтобы свести к минимуму взаимное влияние снарядов при залпе, от чего сильно страдали некоторые установки, например, итальянские. В целом по устройству башни, их механизмы и общее расположение сильно напоминали прочие германские установки больших калибров — такие как 380-миллиметровки "Бисмарка" и "Тирпица". По давней традиции немецкого флота установки обозначались с носа в корму буквами "А", "В", "С" и "D" и имели неофициальные имена "Антон", "Бруно", "Цезарь" и "Дора".
Горизонтальная наводка осуществлялась электромоторами (с резервным электрогидравлическим приводом Питтлер-Тома), вертикальная — при помощи электрогидравлических приводов, в качестве рабочей среды для которых применялась смесь воды с глицерином. Для заряжания орудия следовало установить его на фиксированный угол
возвышения, равный 3°, что снижало скорострельность на больших дистанциях из-за того, что опускание ствола в положение заряжания и последующий его подъем на нужный угол требовали много времени. Максимальная техническая равнялась 5 выстрелам в минуту вместо первоначально предполагавшихся 6, а на практике она составляла в среднем
около 4 выстр./мин (при углах возвышения, близких к углу заряжания; на больших дальностях она не превышала 2,5 выстр./мин).
Здесь можно лишь заметить, что в Германии с восьмидюймовыми орудиями повторилась та же история, что и в других странах: например, в Англии, где от 203-мм пушки предполагалось добиться технической скорострельности в 12 выстрелов в минуту, но пришлось успокоиться на тех же 4—5. Конструкторы слишком переоценили возможность механизации всех процессов в орудийных башнях 203-мм калибра как в отношении скорости, так и в отношении надежности самих устройств. На практике выяснилось, что некоторые операции предпочтительнее выполнять вручную.
В результате в тех же германских установках досылка снаряда и заднего заряда в гильзе осуществлялась механическим прибойником, тогда как передний заряд досылался в камору вручную. Впрочем, необходимо отметить, что как раз немецкая механика, использованная в артиллерии "хипперов", проявила себя вполне достойно, и после быстрой ликвидации неизбежных "детских болезней" функционировала вполне нормально.
На немецких тяжелых крейсерах снарядные погреба помещались на палубу ниже зарядных. Подъемная зарядная беседка состо­яла из двух ячеек. В погребе в нижнюю вручную вкладывали передний заряд, а в верхнюю, также вручную — более тяжелый основной. Со снарядами управиться вручную уже было нельзя. В погребах их поднимали
при помощи электрифицированных захватов и помещали на роликовый транспортер, который доставлял их в нижнее рабочее отделение башни. Там снаряды размещались во вращающемся барабане, откуда по очереди выталкивались в подъемную беседку элеватора. Выше "этажом" снарядная беседка "подхватывала" зарядную и они вместе поднимались к орудию, где снаряды и заряды попадали на свои "подготовительные" лотки, с которых досылались в камору орудия механическим прибойником.
Башенные установки имели своеобразную форму, традиционную для германского флота: вместо обычных прямоугольных "коробок" с плоской крышей они выполнялись с верхней частью, скошенной в виде усеченной пирамиды. Такая форма благоприятствовала устойчивости броневой защиты, поскольку в качестве вертикальных поверхностей оставались лишь нижние части боковых и задней стенок, в которые снаряды противника вообще не должны были попадать. Возвышенные башни имели заметно большую высоту из-за наличия дальномеров. Полный состав команды каждой башни составлял 72 человека, не считая прислуги дальномерного поста в возвышенных.
Ка к на многих германских кораблях и кораблях других наций, каждой из башен на "хипперах" присваивалось собственное наименование, официальное или неофициальное. Так, на "Ойгене" башни именовались по австрийским городам: носовые "А" и "В" — "Грац" и "Браунау", кормовые "С" и "D" — "Инсбрук" и "Вена".
434343444345 - Продольный разрез возвышенной и вид на башни крейсера "Принц Ойген". На последнем фото видно название башни на лобовой плите - "Грац".
Само 203-мм орудие модели SКС/34 представляло совершенно новую разработку — в отличие от 150-мм пушек, являвшихся развитием оружия времен Первой мировой войны.
Орудие, созданное фирмой "Крупп", имело превосходные баллистические характеристики. При полной длине в 60 калибров и длине собственно ствола в 57 калибров оно придавало 122-кг снаряду начальную скорость 925 м/с (при несколько пониженной против комнатной температуре заряда 15°С). Более высокими характеристиками среди 8-дюймовок того времени обладала только итальянская, имевшая начальную скорость 940 м/с при примерно таком же весе снаряда. Однако, как показала практика, итальянские орудия обладали низкой живучестью, сводившей на нет все баллистические преимущества. Немцам удалось найти, пожалуй, оптимальное значение начальной скорости, еще не приводящей к фатальному выгоранию ствола (его живучесть составляла 500 выстрелов полным зарядом), но обеспечивающей хорошую настильность траектории, а значит — малое рассеивание снарядов по дальности. В этом отношении германские конструкторы пошли по пути, прямо противоположному американскому. В США несколькими годами позже была принята концепция очень тяжелого снаряда (для восьмидюймовки — 152 кг) при относительно небольшой начальной скорости (700—750 м/с). Американские снаряды имели большую крутизну траектории и значительно большую способность к пробитию палубной брони, но меньшую пробиваемость пояса и меньшую точность, во всяком случае, на средних дистанциях. Оба подхода имели свой смысл: германцы готовились к сражениям в условиях относительно небольшой видимости северных морей, где нередка плохая погода, тогда как их заокеанские соперники — к бою в тропиках, при практически неограниченной видимости. 203-мм орудия осталь­ных стран (Англии, Франции, Японии) имели примерно такие же снаряды, как и немецкое, но уступали им по начальной скорости (840-850 м/с).
В целом германская восьмидюймовка вышла довольно тяжелой (свыше 20 т), что объясняется ее конструкцией. Казенную часть сделали намеренно массивной, как и затвор, с тем, чтобы центр тяжести ствола сместился как можно дальше назад. Это позволяло сэкономить на размерах (а значит, и весе) башен и уменьшить длину откат (составлявшую 62,5 см). Ствол состоял из сменной внутренней трубы — лейнера, который в принципе должен был подходить к любому экземпляру орудия, т.е. являлся полностью взаимозаменяемым, внутренней и внешней труб оболочки и сплошной казенной части, навинченной на внешнюю трубу с натягом (в нагретом состоянии). Как и большинство германских орудий крупного калибра, нарезка была глубокой и имела прогрессивный характер — от 1/40 до 1/35. Затвор — горизонтальный клиновой. Он имел солидный вес, почти полтонны (450 кг) и открывался и закрывался механически с помощью специального гидравлического привода.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#20 Re: Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 24 июн 2014, 00:34

Боезапас главного калибра.


В отличие от кораблей большинства других стран, тяжелые крейсера типа "Хиппер" были прекрасно оснащены снарядами различных типов. Для главного калибра имелось 4 основных типа:
1) бронебойный снаряд Рг.Sрr.Gr.L/4,4 mhb с донным взрывателем и баллистическим наконечником;
2) полубронебойный снаряд Sрr.Gr.L/4,7 mhb, также с донным взрывателем и баллистическим наконечником;
3) фугасный Spr.Gr. 174,7 mhb без специального баллистического колпачка, вместо которого в головной части устанавливался взрыватель с малым замедлением;
4) осветительный снаряд L.Gr.L/4,7 mhb также с баллистическим наконечником.
Самым тяжелым являлся полубронебойный снаряд, весивший 124 кг. Остальные типы имели одинаковый вес — 122 кг, кроме осветительного, весившего всего 103 кг. В соответствии с немецкими артиллерийскими традициями, заряд выполнялся из двух частей — передний полузаряд весом 21 кг гильзы не имел, а главный, задний полузаряд, весивший 30 кг (и соответственно более опасный при воспламенении), заключался в латунную гильзу, весившую еще 18 кг. Такая система обуславливалась не только и не столько "противопожарными" соображениями, но тем, что в орудиях использовался клиновой затвор, для которого опасность прорыва газов при выстреле была выше, чем для применявшегося в остальных странах винтового. Донышко гильзы главного заряда служило дополнительным препятствием для газов, обеспечивая надежную обтюрацию. Для воспламенения метательного заряда имелось целых 3 инициирующих шашки, две в задней и передней части главного заряда и одна в задней части переднего. Для стрельбы осветительными снарядами и для обстрела береговых объектов на небольших дистанциях использовались уменьшенные заряды общим весом чуть менее 40 кг.
Наличие трех видов основных боевых снарядов позволяло очень гибко выбирать подходящий тип боеприпасов для каждой возможной цели. Бронебойный снаряд, снаряженный 2,3 кг взрывчатого вещества, мог пробивать 200-мм броневую плиту на дистанции до 15 500 м, а 120— 130-мм бортовая броня, составлявшая защиту большинства
возможных противников в классе крейсеров, пробивалась на практически любых реальных дистанциях боя. Приведенные цифры отно­сятся к попаданиям под углами, близкими к нормали, при курсовом угле цели 60° 200-мм броня защищала до дистанции 9 000 м, а при еще более острых углах встречи пробиваемость бронебойного снаряда резко падала
Но при бое на параллельных курсах практически все возможные противники "хипперов" оказывались практически беззащитными против его бронебойных снарядов.
Для поражения менее защищенных целей предназначался фугасный снаряд с донным взрывателем (по немецкой терминологии — Sргеnggrаnаtе — "разрывная граната"). Он имел 6,54-кг заряд, что составляло 5% от веса снаряда, и мог пробивать незакаленную броню толщиной до 100 мм на дистанции 50 кабельтовых, являясь по конструкции и сути полубронебойным боеприпасом. Взрыватель замедленного действия обеспечивал в случае пробития внешней преграды (палубной или бортовой брони) поражение жизненно важных частей корабля противника, расположенных в глубине корпуса. Такой снаряд очень подходил для борьбы с большинством крейсеров на средних дистанциях боя, но мог применяться также и против больших эсминцев.
Наконец, фугасный снаряд с головным взрывателем мгновенного действия был хорош для поражения легкобронированных и небронированных целей. Он содержал 8,9 кг ВВ и все еще мог пробить 50 мм брони на дистанции 50 кабельтовых. Подобный боеприпас прекрасно подходил для действия по эсминцам и другим легким судам, а также по надстройкам и бортам вражеских крейсеров в тех случаях, когда пробитие их бортовой брони представлялось маловероятным (например, при погоне или отходе). Он же применялся и для стрельбы по берегу.
Все снаряды снаряжались тротилом, дополнительно стабилизированным пчелином воском. Немцы очень тщательно подходили к безопасности, устойчивости и эффективности своих снарядов: даже содержание воска в разрывном заряде подбиралось так, чтобы постепенно снижаться от передней части внутренней полости снаряда, где разрывной заряд испытывал наибольшее ускорение при ударе о препятствие, к его основанию.
Как уже отмечалось выше, немецкий флот по набору снарядов выгодно отличался от ВМС других стран, где, как правило, имелось лишь два типа боеприпасов. Например, сверхтяжелый 152-кг американский 8-дюймовый снаряд был чисто бронебойным и обладал относительно слабым взрывным действием, а фугасный весил всего 118 кг, имел взрыватель мгновенного действия и предназначался в основном для обстрела береговых целей и небронированных судов. В боекомплект японских орудий того же калибра вообще входил по преимуществу единственный боевой снаряд — бронебойный, с большим замедлением, менее опасный для небронированных легких кораблей.
Нормальный боезапас насчитывал 120 снарядов всех типов на орудие, хотя крейсера без особых проблем могли принимать и по 140, а всего погреба вмещали 1 308 бронебойных, полубронебойных и фугасных, а также 40 осветительных на корабль, включенных в боекомплект только возвышенных башен. Величина боезапаса на ствол примерно соответствовала аналогичным значениям для вашингтонских крейсеров других стран. В нормальный комплект входило по 320 снарядов каждого из трех основных типов, однако при выполнении конкретных заданий соотношение могло меняться. Известно, что при выходе в Атлантику "Адмирал Хиппер" имел 637 бронебойных, 627 фугасных снарядов с головным взрывателем и только 206 полубронебойных.
Даже для столь развитой промышленной державы, как Германия, производство боезапаса нового калибра представляло собой определенную проблему. В конце 1939 года имелось всего по два боекомплекта для "Хиппера" и "Блюхера", а "Принц Ойген" должен был довольствоваться одним (второй комплект снарядов изготовили только к августу 1940-го). Третий боекомплект для всех трех тяжелых крейсеров удалось поставить только к концу следующего, 1941 года. (Правда, к тому времени "Блюхер" давно покоился на дне морском, потопленный норвежцами, поэтому я не понял - почему авторы монографии упомянули три крейсера :head: - Scharnhorst).
Максимальная дальность стрельбы из-за хорошей баллистики оказалась буквально запредельной — 33,5 км. Однако на 18 милях из дальномерных постов могли наблюдаться только мачты кораблей противника - реально стрельба с управлением огнем могла вестись начиная примерно с 13,5 миль, а оптимальной дальностью артиллерийского боя для 203-миллиметровок "хипперов" считались 8 миль. На ней крейсера могли давать 4-орудийный залп каждые 12—13 секунд (из половины стволов). Наименьшая дальность (из-за высоты борта) ограничивалась примерно 100 м, однако нижняя носовая башня имела мертвый сектор примерно по 20 градусов на борт до дистанции около 5 км из-за подъема борта к форштевню. Полностью мертвые углы составляли по 35 градусов на борт, в корму для носовых башен и в нос — для кормовых. При этом оптимальными считались директрисы стрельбы, несколько отклоняющиеся от чистого траверза — из-за снижения в этом случае поперечной нагрузки на корпус, максимальной при залпах перпендикулярной плоскости.
С точки зрения тактики рекомендовалось иметь "вашингтонских" противников из Англии и США на максимально острых курсовых углах на дистанциях до 10—11 миль, против крейсеров с 6-дюймовой артиллерией такой прием предполагался для дистанций менее 6 миль. Любопытно, что против всех тяжелых крейсеров до войны предполагалось применять бронебойные снаряды, тогда как против большинства 6-дюймовых "британцев" — только полубронебойные. Исключением среди англичан являлись "тауны" и "колони", по которым рекомендовалось употреблять бронебойные снаряды в промежутке от 8 до 11 миль, вне которого предпочиталась все та же "разрывная граната" с донным взрывателем. И это при том, что реально подавляющее большинство английских и американских "легких" крейсеров новой постройки имели более существенное бронирование, чем "тяжелые". Только американские "бруклины" приравнивались к "вашингтонцам" и подлежали обстрелу исключительно бронебойными снарядами. Такие тактические рекомендации объяснялись прежде всего недостатком сведений о реальной защите кораблей противника: к концу 30-х годов XX века конструкционные особенности новых боевых единиц окончательно стали секретным элементом.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#21 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 06 июл 2014, 22:45

Тяжелое зенитное вооружение


Под стать главному выглядел и вспомогательный универсальный калибр. Немецкие крейсера имели по 6 двухорудииных 105-мм установок С/31 (LС/31), что обеспечивало огонь из 6 стволов в любом секторе. Сами установки уникальны тем, что имели стабилизацию в трех плоскостях — качество, которым не обладал ни один из зарубежных крейсеров, а также дистанционную систему наведения из постов управления зенитным огнем. Правда, в результате на них приходилась заметная доля веса, выделенного на вооружение, а слишком большая механизация и особенно электрификация привели к тому, что незащищенные от брызг электросхемы выходили из строя в плохую погоду. (Несмотря на то, что по внешнему виду спаренные установки выглядят настоящими башнями, на деле они были открытыми, а их персонал — незащищенным от погодных условий и осколков.)
На "Зейдлице" и "Лютцове" предполагалось установить новые системы С/37, отличавшиеся от С/31 размещением обоих орудий в единой люльке, что упрощало изготовление, несколько снижало вес и сложность конструкции.
Полный вес каждой установки С/31 составлял 26,4 т, из которых 5 300 кг приходилось на 10-мм броневую защиту (броня Wh), 1 295 кг — на электропривод и 560 кг - на прицельные устройства (на С/37 этот вес достигал 745 кг). Несмотря на значительный вес, установки обладали удовлетворительной маневренностью: скорость вертикального наведения составляла 12 град/с (при ручном управлении — только 1,8 град/с).
436443654366 - 105-мм установки С/31 на станке LC/31 крейсера "Принц Ойген". На последнем фото - установка С/31 ведет огонь по воздушному противнику.

Боезапас универсальных 105-мм орудий.


По проекту полный боезапас всех 12 орудий по штатам состоял из 6 420 снарядов (в т.ч. 240 трассирующих), по 535 на ствол. Од­нако реально на борт грузилось разное число, в зависимости от конкретных задач: например, в конце карьеры "Хиппер" принимал 7 360 штук, свыше 600 на ствол. В их число входило 3 500 фугасов с головным взрывателем (против морских целей), столько же с дистанционной трубкой (для ПВО) и 160 трассирующих. В ранних походах он ограничивался 4 800 (по 400 на ствол), что можно считать нормальным боезапасом.
P.S. Чертежи установок С/31 и С/37 выкладывались в теме по матчасти линкоров типа "Бисмарк".
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#22 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 20 окт 2014, 01:16

Малокалиберная зенитная артиллерия.


Малокалиберная зенитная артиллерия состояла из 37-мм и 20-мм автоматов, оказавшихся не самыми удачными.
37-мм полуавтоматические пушки модели SКС/30 размещались в спаренных стабилизированных установках. Наличие гиростабилизации и ручное управление являлись существенными преимуществами этого изделия фирмы "Рейнметалл". По огневой мощи установка уступала счетверенным британским "пом-помам" и общим для союзников "бофорсам", хотя значительно превышала первый из них по точности огня из-за более высоких баллистических данных. (Начальная скорость снаряда составляла почти 1 000 м/с, но снаряд весил только 742 г против 955 г у 40-миллиметровок). Однако попытки опередить свое время, полностью стабилизировав легкую зенитную установку, не вполне удались: с одной стороны, маломощные гироскопы не позволяли скомпенсировать быстрые "рывки" корабля при резком изменении курса, а с другой — подвергались сильному воздейс­твию холода и конденсирующегося водяного пара, что приводило к замыканию цепей и отказу автоматики. (Более или менее удачно решить задачу удалось только после войны, создав полностью закрытые установки зенитных автоматов.) Однако вся эта механика "кушала" немало места и нагрузки — каждая установка весила свыше 2 т (87 кг приходилось на прицельные устройства). При ручном управлении скорости наведения спаренной зенитки являлись явно недостаточными: 3 градуса в секунду в горизонтальной плоскости и 4 в вертикальной.
4959 - 37-мм спаренная установка С/30 "Принца Ойгена".
Но если 37-мм установка, несмотря на описанные недостатки, представляла собой вполне соответствующее своему времени и достаточно грозное оружие, то с 20-мм автоматом немцы вначале просчитались. В то время как союзники приняли на вооружение исключительно легкое, простое и надежное орудие швейцарской фирмы "Эрликон", в Германии предпочли родной концерн "Рейнметалл", 20-мм автомат которого давал вдвое меньше выстрелов в минуту (теоретически — около 280, практически, с учетом смены магазинов на 20 патронов — 120) и требовал расчета в 5 человек вместо двух. Впоследствии на модифицированном орудии образца 1938 года С/38 техническую скорострельность довели до примерно такого же значения, как у "Эрликона" (480 выстр./мин), в основном за счет использования элементов конструкции знаменитого швейцарского орудия.
Первоначально легкие зенитки устанавливались поодиночке (установка С/30 весом 420 кг), но постепенно их заменяли на спарки (любопытно, что при этом удалось сохранить тот же вес установки в целом!). В конце концов немцам удалось создать на основе новой 20-миллиметровки С/38 грозное оружие — счетверенную установку образца С/38, так называемый "фирлинг" (Vierling — дословно — "счетверенка"). Этот "агрегат" мог теоретически выпускать 1 800 снарядов в минуту, на практике — около 880. Он весил примерно столько же, сколько 37-мм спарка — 2,15 т, из которых 500 кг приходилось на броневые листы и почти 100 кг — на прицельные приспособления. "Фирлинги" изначально имели относительно простые прицелы в виде концентрических колец, однако начиная с весны 1944 года на них стали применять стабилизацию прицельной линии в трех плоскостях.
4960 - 20-мм автомат "Фирлинг" на крыше башни "В" главного калибра "Принца Ойгена".
С самого начала военных действий немцы последовательно наращивали легкое зенитное вооружение своих крейсеров, устанавливая как уже испробованные установки собственного производства — 37-мм спарки и "фирлинги", так и 40-мм шведские "Бофорсы", ставшие стандартным вооружением большинства кораблей союзников.
4961 - шведский 40-мм автомат "Бофорс" на крыше башни ГК "Принца Ойгена", 1944 год.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#23 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 22 окт 2014, 01:31

Торпедное вооружение


Артиллерийское вооружение дополнялось мощной батареей торпедных аппаратов, что также выделяло немецкие корабли из ряда "вашингтонских" крейсеров, общая теснота проекта которых заставляла ограничиваться 6—8 трубами, а в ряде случаев вообще исключать торпеды из состава вооружения.
Вопрос о полезности торпедных аппаратов на тяжелых крейсерах неоднократно поднимался специалистами, которые так и не пришли к определенному выводу. Помимо немцев, значительным торпедным вооружением (даже еще более мощным) обладали только японские крейсера класса "А". Но "японцы" специально предназначались для торпедных атак в качестве "станового хребта" легких сил, тогда как на германских тяжелых крейсерах 12 торпедных труб являлись скорее оружием самообороны в условиях плохой видимости Северного моря или полярных морей. При хорошей погоде вероятность их использования представлялась весьма сомнительной, поскольку 533-мм торпеды G7a не обладали огромной дальностью японских 609-мм "длинных копий". (Именно малый радиус действия торпедного оружия по сравнению с 8-дюймовой артиллерией приводили в качестве одного из аргументов противники установки торпедных аппаратов на "вашингтонских" крейсерах. Другим являлась опасность взрыва воздушного резервуара или боеголовки торпеды при попадании в нее снаряда или даже осколка).
Торпеда G7а, приводимая в движение парой соосно расположенных четырехлопастных винтов, вращающихся в разные стороны, имела три режима хода: на максимальной скорости 44 узла она могла пройти 5 800 м, при скорости 40 узлов — 7 000 м и при 30 узлах — до 12 000 м. Скромным являлся и заряд, состоящий из 280 кг тротила. Союзники использовали более сильное ВВ — торпекс и к тому же в большем количестве, так что стандартные английские и американские торпеды с 1942 года превосходили по взрывному действию "старушку" G7а в 1,5—2 раза.
Тем не менее, "Адмирал Хиппер" и "Блюхер" несли в дополнение к 12 торпедам в аппаратах еще 10 запасных: 6 — в надстройке, откуда их можно относительно быстро извлечь для перезарядки, и 4 — в специальном погребе в глубине корпуса. "Принц Ойген" и последующие имели в дополнение еще 2 торпеды в специальных креплениях непосредственно на палубе. Они предназначались для замены неисправных торпед в аппаратах. Однако в некоторых случаях, когда шансы использовать это опасное для самого крейсера оружие сводились к нулю, их просто не принимали на борт. Так, при прорыве через Ла-Манш в ходе операции "Церберус" торпеды "Ойгена" оставили в Бресте.
49734974 - торпедный аппарат "Принца Ойгена".
49754976 - чертежи и фото торпедного аппарата "Адмирала Хиппера". Как видно по фото, ТА "систершипов" заметно отличались по конструкции и внешнему виду.

Система управления торпедной стрельбой.


Управление торпедной стрельбой на немецких кораблях было очень совершенным и при этом довольно сложным. Посты целеуказания с телескопическими прицелами располагались по обе стороны от поста ночного управления кораблем на носовом мостике, а КДП торпедной стрельбы — в бронированной носовой (два) и в кормовой рубке (один). Вычислительное устройство (автомат торпедной стрельбы) помещалось у кормовой переборки главного поста управления стрельбой. Данные о дистанции до цели моги поступать в автомат от любых дальномеров: из КДП главного и вспомогательного калибра или от собственных "торпедных" КДП. "Хиппер" и "Блюхер" имели еще дополнительный 3-метровый дальномер между боевой рубкой и башенноподобной надстройкой.
В глубине корабля располагался вычислительный центр торпедной стрельбы. Торпедные аппараты имели дистанционное управление, а залп можно было произвести из любого директора.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

MSM
Завсегдатай
Завсегдатай
Сообщения: 1986
Зарегистрирован: 20 янв 2011, 14:54
Награды: 5
Репутация: 392
Настоящее имя: Сергей
Пол:: Мужской
Откуда: Москва
:
За модель корабля
Благодарил (а): 213 раз
Поблагодарили: 172 раза
Пол: Не указан - Не указан
Russia

#24 Re: Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение MSM » 22 окт 2014, 09:05

Можно (и нужно!) уже Хиппер в разрезе строить, со внутренним обустройством :)

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#25 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 14 ноя 2014, 22:09

Системы управления огнем.


СУАО главного калибра.


Ко Второй мировой войне в полной мере выяснилось, что артиллерийское оружие корабля эффективно настолько, насколько эф­фективна его система управления стрельбой. В этом отношении германские тяжелые крейсера являются примером исключительно удачного сочетания оружия и средств его наведения на цель, может быть, наилучшего в этом классе боевых кораблей.
Еще со времен предыдущего мирового конфликта немецкие конструкторы уделяли чрезвычайное внимание системам управления стрельбой, и до введения радиолокационных дальномеров Германия занимала ведущее место в мире по всем их компонентам.
На тяжелых крейсерах имелось три основных поста управления огнем главного калибра (ПУАО), расположенных наверху башенноподобной носовой надстройки, перед ней и на кормовой надстройке, а также два поста для управления стрельбой ночью — носовой и кормовой. Главный, самый верхний пост состоял из двух полностью дублирующих друг друга КДП С/38К, обслуживающих орудия при стрельбе на левый или правый борт.
Оба КДП стабилизировались в трех плоскос­тях - в дополнение к этому имелась местная стабилизация линии прицела. Дублирование КДП обуславливалось не только стремлением к повышению надежности, но и общей политикой Морского штаба, требовавшего, чтобы посты управления стрельбой имели небольшие размеры и были хорошо защищены. В результате они вмещали только трех человек персонала и имели довольно узкие секторы обзора, что требовало установки нескольких постов. Поэтому сдвоенный верхний пост дополнялся еще двумя КДП той же марки С/38К, расположенными на носовом и кормовом мостиках. Все посты оборудовались стереоскопическими дальномерами фирмы "Карл Цейс": 7-метровым наверху и 6-метровыми на мостиках. Начиная с "Ойгена", все три были 7-метровыми. Дальномеры были довольно тяжелыми и поэтому вращались с помощью специального электропривода. Первые два корабля отличались тем, что не имели характерных объемных куполообразных прикрытий дальномеров в посту на носовом мостике.
Управление стрельбой вел старший артиллерийский офицер из КДП, расположенного наверху надстройки. В случае невозможности или неспособности его вести стрельбу управление переходило к третьему артиллерийскому офицеру в кормовом КДП или к четвертому артиллерийскому офицеру, чей пост находился в переднем КДП на носовой надстройке.
Ночные СУАО выполнялись по упрощенной схеме. Вместо полностью стабилизированного поста использовались небольшие прицельные колонки Zielsaule С/38К, оборудованные специальным устройством для управления стрельбой осветительными снарядами. Два таких КДП располагалось на носовом мостике и один — на кормовом. Помимо этого, имелись специальные посты дистанционного управления прожекторами (4 на носовом мостике и 2 — на кормовом) и посты управления торпедной стрельбой, два из которых располагались в бронированной рубке СУАО главного калибра на носовом мостике.
Все эти устройства, однако, являлись по сути дела только датчиками информации об угле на цель и расстоянии до нее. Получаемые от них данные поступали в расположенные в глубине корпуса посты обработки информации. Они также состояли из полностью дублирующих друг друга двух систем, расположенных в носовой и кормовой частях. Каждая система включала собственно пост обра­ботки информации, пост управления, откуда осуществлялся контроль за готовностью к ведению огня и где располагались переключатели, позволявшие вводить или "отрубать" те или иные ПУАО от общей системы, и пост усилителей. Специальные гиростабилизаторы, расположенные в удаленных друг от друга помещениях в носу и корме, обслуживали каждую из систем, которая таким образом была с одной стороны, полностью автономной, а с другой — легко соединялась со своим "напарником", обеспечивая за счет дублирования дополнительную точность в определении параметров прицеливания.
Каждый из постов обработки информации включал аналоговый компьютер для расчета углов вертикальной и горизонтальной наводки, а также главный компьютер управления огнем (Art. Schuw. Rech, С/35), который учитывал данные о дальности, скорости, курсе цели, поступавшие от всех дальномеров, а также сведения о силе и направлении ветра, давлении воздуха и степени износа ствола орудий. Данные о расчетных вертикальном и горизонтальном углах наводки с коррекцией на продольную и поперечную качку поступали к орудиям и в КДП. Столь сложной схемой управления огнем могли похвастаться даже не все линкоры других стран, не говоря уже о крейсерах.
5113 - оборудование кормового поста управления огнем ГК "Принца Ойгена".
Oборудование носового и кормового блоков полностью дублировалось, но на "Принце Ойгене" помещения кормового поста обработки информации пустовали до 1942 года, поскольку все его компоненты предполагалось поставить в СССР для достройки "Петропавловска" — бывшего "Лютцова".
Башни имели механизмы дистанционного управления вертикального наведения и теоретически могли полностью (кроме угла по целику) управляться из ПУАО, однако на практике угол возвышения устанавливался непосредственно в башнях, поскольку дистанционная система имела "мертвое время" срабатывания и вообще установка угла сервомоторами несколько отставала от контрольных указателей в постах управления огнем.
В общем же единственным заметным недостатком столь совершенной системы управления огнем в целом, пожалуй, являлась ее чрезмерная сложность. Многочисленное оборудование, имевшееся в двух-, трех- и даже четырехкратном количестве, имело значительный вес, "поглошало" столь дефицитные на корабле площади и объемы, и, что немаловажно, стоило очень дорого. Уже в ходе боевых действий германские специалисты под руководством главного технического консультанта по вопросам систем управления огнем доктора Кордеса вынесли вердикт, что от некоторых компонентов СУАО можно отказаться без ущерба для боевой эффективности. Излишними были признаны посты передачи команд и системы управления огнем осветительными снарядами, а также количество одновременно включаемых в систему дальномеров. Начиная с "Принца Ойгена" в управление стрельбой внесли соответствующие изменения, основанные на выводах этого обследования.
P.S. Общая схема системы управления огнем приведена на первой странице данного топика в процессе изложения боевого пути "Адмирала Хиппера".
MSM писал(а):Можно (и нужно!) уже Хиппер в разрезе строить

Надеюсь, это не в мой адрес :unknow: .... Вообще, "Хиппер" уже давно привлекает мое внимание - удерживает от этой авантюры только незавершенность "Белфаста" и недавно начатые довольно сложные эсминцы числом аж два.... :dash: Сложность самой его модели уже не отпугивает - скорее, наоборот (после надстройки "Белфаста" с её активным "оребрением" мало что может отпугнуть :-D ).
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#26 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 30 ноя 2014, 21:40

СУАО зенитной артиллерии.


Система наведения зенитной артиллерии, как и в случае главного калибра, являлась весьма развитой и сложной. Она включала 4 дальномерных поста и 2 главных поста управления огнем с 4 компьютерами, разделенных на две полностью дублирующих друг друга группы — носовую и кормовую. Все четыре КДП оборудовались своей индивидуальной системой стабилизации в трех плоскостях. В них помещались 4-метровые стереоскопические дальномеры и приборы для передачи данных к орудиям. В результате посты представляли собой внушительные сооружения, сравнимые по размерами с КДП главного калибра, прикрытые характерными круглыми куполами.
Главные посты целеуказания помещались на топе фок-мачты, рядом с директором ГК и также полностью стабилизировались. Поскольку все "хозяйство" предназначалось для наведения всего шести установок (по 3 с каждого борта), применялась сложная система переключателей, позволявшая включать и исключать отдельные компоненты практически в любом порядке. Так, например, из каждого КДП можно было дистанционно управлять всеми установками "своего" борта плюс двумя ближайшими с другого. Конечно, это обеспечивало исключительную гибкость в использовании ресурсов, не достигнутую ни в одном флоте мира даже на современных линкорах, но могло привести к нежелательным сбоям при внезапном выходе из строя тех или иных элементов. Непросто было и синхронизировать переключение управления при "передаче" воздушных целей от одной группы ПУАЗО к другой. Поэтому на практике обычно использовались далеко не все компоненты столь уникальной системы.
Управление стрельбой тяжелых зениток вел 2-й артиллерийский офицер.
5135 - люк командира зенитного КДП SL-8 крейсера "Принц Ойген".
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#27 Re: Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 24 апр 2015, 18:41

Гидролокационное оборудование.


Крейсера оборудовались весьма эффективной системой гидролокации, точнее — двумя системами. Одна из них — пассивная "NHG" — использовалась в основном для обнаружения самого факта присутствия подводных лодок, поскольку не могла выдавать пеленг на шумящий объект. Вторая система, "GHG", также пассивного типа, была более эффективной и применялась как для обнаружения подводных лодок, так и для выдачи целеуказания (неоднократно с ее помощью "засекались" и выпущенные по кораблю торпеды). Впервые ее установили на "Принце Ойгене" в августе 1940 года. Устройство состояло из 60 приемников, расположенных на уровне нижней платформы в двух группах с длиной базы по 4,5 м. Каждая группа обслуживалась своим оператором, а по разнице направлений вычислялся пеленг на цель.
Эта система при хорошо подготовленных операторах оказалась весьма эффективной на практике. Так, "британцы" "Худ" и "Принс оф Уэльс" были обнаружены в Датском проливе еще до их появления в визуальной видимости, причем пеленг и число кораблей оказались верными. Германской разработкой заинтересовались даже американцы уже после войны. На испытаниях "Ойгена" весной 1946 года они весьма впечатлялись тем, что слабый подводный шум удалось засечь с дистанции почти 15 миль, несмотря на то, что сам крейсер двигался 20-узловым ходом и производил изрядный шум. Даже торпеды обнаруживались на расстоянии до 2 000 м, что позволяло в большинстве случаев вовремя предпринять маневр уклонения.
Помимо пассивных средств, которые отличались в германском флоте высоким качеством, крейсера имели и активную систему "S", по принципу действия аналогичную британскому "Асдику", но существенно уступавшую ему в эффективности. Она также позволяла в определенных условиях обнаруживать даже такие небольшие предметы, как, например, мины.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#28 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 28 апр 2015, 00:23

Радиолокационное оборудование.


В развитии радиолокации Германия вначале достигла заметных успехов, и первые экспериментальные образцы радаров испытывались почти одновременно с британскими. Так, "карманные линкоры" имели опытные устройства еще во время гражданской войны в Испании, в 1937 году. Однако тяжелые крейсера получили первые модели пригодных к действию в боевых условиях радиолокаторов только в начале 1940 года, когда на главном КДП наверху башенноподобной надстройки "Хиппера" и "Блюхера" появились внушительные по размерам плоские сетки антенн системы FuМО 22. Это была чуть усовершенствованная первая модель 1937 года, работавшая на длине волны 0,8 м.
Если "Блюхер" так и погиб с этим еще несовершенным устройством, то "Адмирал Хиппер" после модернизации 1941 года оснастили радаром FuМО 27 уже на двух КДП: главном и кормовом. Это оборудование сохранилось и после возвращения корабля из арктических вод с последнего активного боевого задания. Только при последней, так и незавершенной модернизации, начавшейся в феврале 1945 года, на грот-мачте предполагалось установить относительно совершенный радиолокатор FuМО 25, а на верхнем КДП — новейшую станцию FuМО 83. Однако эта модернизация, постоянно прерывавшаяся налетами авиации союзников, так и осталась незавершенной.
Вошедший в строй позже двух своих собратьев "Принц Ойген" сразу же получил 2 локатора типа FuМО 27 на верхнем и кормовом КДП главного калибра (в августе 1940 года). После успешного прорыва через Ла-Манш и возвращения в Германию в 1942 году на нем установили FuМО 26 на крыше главного дальномерного поста наверху носовой надстройки. В августе 1944 года на специальной площадке позади грот-мачты смонтировали радар FuМО 25, а на топе фок-мачты — FuМО 81. Сохранился и старый радар FuМО 27 на кормовом КДП.
54585459 - антенны РЛС FuMo 27 на кормовом и FuMo 26 на главном КДП "Принца Ойгена".
Германские радары отличались большими прямоугольными решетчатыми антеннами, придававшими крейсерам внушительный вид (союзники называли такие антенны "матрасами"), однако их характеристики оставались относительно невысокими. Первые успехи на поприще радиолокации сменились длительным периодом застоя, тогда как союзники совершенствовались в этой области гораздо успешнее. Однако, поскольку немецкие корабли обычно оказывались в роли "дичи", наиболее важным для них являлся сам факт выявления противника. И в такой ситуации радиолокатор являлся в какой-то мере дополнительным фактором демаскировки, поскольку при его работе появлялась
возможность засечь испускаемое им довольно мощное излучение, особенно если знать его длину волны. Для этой цели успешно служили станции радиотехнической разведки, в литературе называемые пассивными детекторами. Они сами не давали излучения и, следовательно, способствовали сохранению противника в неведении при попытке обнаружения теми же средствами. Эти приборы по странной прихоти германских специалистов несли названия индонезийских островов.
Первоначально "Адмирал Хиппер" и "Принц Ойген" получили станции FuМВ-7 "Тимор", антенны которых стояли ниже решетки активного радара на главном КДП. Примерно в августе 1944 года "Ойген" оснастили целым набором станций радиотехнической разведки: FuМВ-4 "Суматра" (пять антенн на обвесе площадки верхнего поста управления огнем), FuМВ-З "Бали" и FuМВ-26 "Тунис" (их антенны всех располагались поверх радара на верхнем КДП), которые дополняла станция опознавания "свой-чужой" FuМЕ-2 "Веспе". По планам германского командования, "Хиппер" в конце войны также должен был получить станции FuМВ-З и FuМВ-6, но неясно, были ли проведены эти работы в полном объеме.
Небольшие по размерам и весу и не требовавшие больших помещений, пассивные обнаружители несомненно оказались весьма полезными, хотя в конце войны уже не справлялись со своей задачей засечки многочисленных радаров противника, которые использовали различные диапазоны длин волн.
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#29 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 10 май 2015, 19:19

Авиационное вооружение и оборудование.


Наличие бортовых самолетов в "дорадарную эпоху" являлось отличительной характеристикой всех больших кораблей, в том числе и тяжелых крейсеров. Особо необходимым этот элемент вооружения был для тех стран, которые рассчитывали на индивидуальные действия своих боевых единиц, в частности, Германии.
Несомненной удачей для немецких тяжелых крейсеров стало наличие хорошо отработанного, скоростного и мощного корабельного самолета "Аrado" Ar-196. Разработанный в 1936 году, этот моноплан значительно превосходил по своим характеристикам все зарубежные модели и в первую очередь — корабельную авиацию наиболее вероятных европейских противников: Англии, Франции и СССР. "Арадо-196" применялся как в качестве катапультного, так и в качестве базового многоцелевого самолета. Бортовые самолеты относились к модели А-4 (вариант наиболее распространенной марки А-3, выпущенный в количестве 24 машин). Легкий и хорошо вооруженный (две 20-мм пушки MG-FF и три 7,9-мм пулемета), "Арадо" имел 960-сильный мотор "БМВ", позволявший развивать 310 км/ч на высоте 4 000 м. Рабочий потолок достигал 7 000 м, а дальность полета превышала 1 000 км, что при крейсерской скорости полета около 250 км/ч позволяло вести разведку на протяжении не менее 4 часов. В случае необходимости "Арадо-196" мог использоваться и в качестве истребителя, в особенности против неповоротливых гидросамолетов кораблей противника, и в качестве легкого бомбардировщика (он мог нести две 50-кг бомбы).
5521 - "Arado"-196 на катапульте "Принца Ойгена".
Первые корабли серии — "Адмирал Хиппер" и "Блюхер" — несли по 3 гидросамолета: два в одиночных ангарах и один — на катапульте. На тяжелых крейсерах устанавливалась катапульта завода "Дойче Верке" модели FL-22, имевшая угол поворота примерно 30 градусов на борт. Самолет на катапульте находился практически в боеготовом состоянии — с разложенными крыльями, но без топлива.
В ангарах самолеты хранились со сложенными назад крыльями на специальных тележках. Для подъема их на катапульту крыша ангара откидывалась и "Арадо" извлекался шлюпочным краном. Солидный боезапас - 4 000 снарядов для авиапушек, 31 500 патронов для пулеметов и 32 бомбы по 50 кг - и 4 250 литров авиационного бензина размещались в специальных помещениях глубоко в корпусе корабля. Причем бензин, ввиду его высокой способности к воспламенению, хранился под "подушкой" из инертного газа (азота) во внешних отсеках под броневой палубой. Однако несмотря на все меры предосторожности, использование авиации с кораблей все время было сопряжено с риском пожаров и повреждений в бою или при неудачном старте. И все же германские тяжелые крейсера сохранили свои верные "арадо" до конца карьеры. Более того, на "Ойгене" и последующих кораблях их число увеличилось, поскольку ангары стали двойными. Таким образом, "Принц Ойген" мог нести до пяти самолетов (4 в ангаре и 1 на катапульте), однако в боевых условиях полный авиакомплект принимался редко - обычно на кораблях этой серии имелось 2-3 гидросамолета.
5524 - подъем "Arado"-196 из ангара "Принца Ойгена".
Каждый ангар имел 22 м в длину, 5,5 в ширину и 4,8 м в высоту, оборудовался сдвигающейся крышей и складывающейся боковой стенкой, которая в открытом состоянии давала доступ примерно к половине длины ангара.
Первая пара, "Хиппер" и "Блюхер", оборудовалась популярным до войны устройством для подъема гидросамолетов — складным тентом Хейна. Для скоростного и довольно тяжелого "Арадо" он оказался бесполезным и практически не применялся на службе.
55225523 - cтарт "Arado"-196 с борта "Адмирала Хиппера" и "Принца Ойгена".
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...

Аватара пользователя

Автор темы
Scharnhorst
Администратор
Администратор
Сообщения: 5184
Зарегистрирован: 05 ноя 2010, 22:36
Награды: 2
Репутация: 1645
Настоящее имя: Владимир
Пол:: Мужской
Откуда: Украина, Винницкая область
:
Заслуженный авиатор. Активный форумчанин
Благодарил (а): 403 раза
Поблагодарили: 1139 раз
Пол: Мужской - Мужской
Ukraine

#30 Тяжелый крейсер Кригсмаринэ "Адмирал Хиппер"

Сообщение Scharnhorst » 12 май 2015, 21:08

Вспомогательные системы и оборудование


Большое число сервомеханизмов башен, гироскопов, приборов управления огнем и других электромоторов на столь совершенном в этом отношении корабле требовало значительной мощности корабельных электростанций. Для выработки электроэнергии служили шесть турбогенераторов (4 по 460 кВт и 2 по 230 кВт) (на первых двух - "Хиппер" и "Блюхер", начиная с "Ойгена", устанавливался только один 230-киловаттный генератор). При выходе из строя основной энергетики могли использоваться 4 резервных дизель-генератора мощностью по 150 кВт. (На последней паре, "Зейдлице" и "Лютцове", один из них имел повышенную мощность 350 кВт.) Общая мощность электроустановки (включая 150-киловаттные генераторы постоянного тока) составляла 2 900 кВт на "Хиппере" и "Блюхере", 2 870 на "Ойгене" и 3 100 кВт на недостроенных единицах.
Генераторы были тщательно разнесены по изолированным помещениям, и, в общем, их живучесть можно оценить весьма высоко, за исключением того, что мощность аварийных дизель-генераторов, не зависевших от па­ровых котлов, являлась явно недостаточной для нормального обслуживания всех систем корабля. Впрочем, подобным недостатком страдали практически все крейсера, а также немалое число современных линкоров.
Рулевые устройства включали единственный руль с винтовой передачей усилия. Такая система позволяла уменьшить объемы помещений рулевых механизмов в корме и размеры самих механизмов, но все же головка баллера руля выступала над броневой палубой и прикрывалась специальным куполом из той же 50-мм стали. Все рулевые механизмы весили почти 28 т, из которых львиная доля — 17,6 т — приходилось на собственно руль.
Управление рулем осуществлялось посредством электрической системы передачи сигнала из рубки. Полная перекладка руля с борта на борт осуществлялась за 15 сек., максимальный угол отклонения пера составлял 40 градусов. При выходе из строя электросистемы управление рулем могло осуществляться вручную, хотя процесс этот являлся непростым: так, при очень небольшой скорости 10 узлов руль удавалось повернуть не более чем на 15°. Тем не менее, для соблюдения максимальной надежности в бою, по тревоге в военное время и при проходе мелких мест и в
мирное время электрическая и ручная системы управления находились в "равноправной" постоянной готовности.
Навигационное обеспечение осуществлялось двумя главными гирокомпасами, имевшими свыше 30 репетиров в разных помещениях крейсера.
Для производства пресной воды имелись 3 независимых опреснителя производительностью по 100 куб. м в день, соединенных в единый контур вместе с холодильной установкой. Тем не менее, этого значительного количества едва хватало для питья, приготовления пищи и помывки очень большого экипажа корабля, а также пополнения питательной воды для котлов.
В германском флоте всегда придавали большое значение системам откачки воды и пожаротушения, не стали исключением и тяжелые крейсера. Помимо 10 электронасосов мощностью по 540 т/ч, расположенных в отсеках с I по VII, X и XI, имелись дополнительные насосы для откачки фильтрационной воды в отсеке VI, а также многочисленные малые помпы. Дивизион борьбы для живучесть имел в своем распоряжении 3 переносных помпы производительностью 60 т/ч и многочисленные огнетушители разного принципа действия: углекислотные, с пенообразователями и паровые.
Как и большинство других крейсеров своего времени, "хипперы" имели параваны для снижения минной опасности. Кроме того, наиболее крупные их катера снабжались тральным оборудованием. Большое значение немцы придавали возможности постановки дымовых завес. В принципе, нефтяные корабли могли достаточно легко прикрыть "соседей" густым дымом из труб, подобрав режим неполного сгорания топлива. Однако на германских крейсерах в самой корме устанавливалась и специальная дымообразующая аппаратура. Применяемая в ней хлорсульфоновая кислота позволяла быстро образовать густое и совершенно непрозрачное "облако".
Аналогичные устройства, только меньшего размера, имелись на специальных плотиках, которые сбрасывались с борта в нужный момент. Дымообразующая аппаратура сохранялась на немецких кораблях даже после появления достаточно эффективных радаров.
Корабли имели 3 якоря, все в носу, 2 в клюзах и один по диаметральной плоскости в развале форштевня. (Последний на службе не оправдал себя и был снят с "Ойгена" весной 1942 года).
Для подъема якорей служили 3 электрических шпиля (один из них располагался в корме и являлся резервным), в критических случаях постановку и снятие с якоря можно было осуществлять вручную.

Шлюпки, катера и краны.


Шлюпочное вооружение несколько менялось как от корабля к кораблю, так и в течение службы. В частности, "Принц Ойген" в начале карьеры нес 2 разъездные шлюпки, моторный катер, моторную шлюпку, два моторных яла, два катера и два ялика. Подъем и спуск осуществлялся главным образом парой специальных шлюпочных кранов, расположенных между трубой и грот-мачтой. Из числа построенных единиц краны на "Ойгене" были более мощными и длинными, чем на "Хиппере" и "Блюхере".
55345535 - чертежи крана "Адмирала Хиппера" (взято из "Профилей Морских" по крейсеру).
55365537 - чертежи плавсредств "Адмирала Хиппера" (источник - Профиля Морские №50)
Моя "визитка",БТ-7 от UM

Изображение
Чтобы достичь мастерства в чем-либо - надо заниматься этим каждый день...


Вернуться в «Немецкий флот(1922-1945)»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость